Магаданец

32.jpg

Магаданец

(Рассказ описывает реальные события)

Николай (имя изменено) родился и вырос в Магаданской области. После армии устроился на работу в Питере, там совершил крупную кражу ценных материалов на электронном заводе и оказался опять на восемь лет в Магаданской области, но теперь уже в качестве заключенного.
Он рассказывал, что во время совершения кражи на заводе чей-то голос ясно и четко подсказывал ему, где и как ему надо было пройти, чтобы сигнализация не сработала. В тюрьме Николай узнал о христианской вере и там же крестился.
После выхода из тюрьмы вернулся к старым друзьям, занялся коммерцией, пил, блудил, о Боге не думал. Потом произошла серьезная авария, а вслед за этим — целая череда событий, поставивших его жизнь в серьезную опасность. Вот тут-то он и задумался о Боге.
Эти события так повлияли на Николая, что он, не сказав из прошлого своего окружения никому ни слова, тайно от всех ушел в один из известных в России монастырей и там пробыл послушником шесть лет. Таким образом бывшие преступные друзья его потеряли.
Послушание нес добросовестно. Мечтал стать хорошим монахом. Старался быть в полном послушании у своего духовного отца, но, узнав монастырскую жизнь изнутри, в современном монашестве разочаровался.
Его удручало обилие денег в монастыре и чрезмерно роскошные трапезы, в то время когда пол-России голодало…
Наконец Николай и еще двое послушников из этого же монастыря ушли в лес и построили в двадцати километрах от места моего жительства тайную келью, где начали свой молитвенный подвиг.
Через два месяца у него вышла ссора с его друзьями по уединению, после чего те, посоветовавшись между собой выдали Николаю из их общей кассы ту часть денег которая причиталась ему и попросили его уйти туда куда он сам захочет. В поисках нового дома он пришёл в деревню где была наша община и мы выделили ему пустующий дом. Николай вошел в него и сразу же заболел, да так сильно, что мне пришлось около двух недель ухаживать за ним, кормить и лечить.
До этой болезни, судя по всему, он и так не был особо полным, но за две недели своей необычной болезни он превратился, буквально, в ходячий скелет. Ослабел так что и походка у него стала как у пьяного. Но потом он оправился, через месяц окреп и мало-помалу к нему вернулись прежние силы.
Николай по настоящему много молился.
У него была долгая хульная брань на Бога. Очевидно, сказывалось его преступное прошлое. Но он внутренне боролся. Умел прислушиваться к духовным советам. Вера у него была живая, искренняя.
Николай много и совершенно бескорыстно помогал подвижникам, которые жили вместе с нами в этой же деревне. Сейчас эта община, очевидно, прекратила свое существование.
Этот человек запомнился мне с самой положительной стороны — как терпеливый молитвенник и труженик. Без дела не мог сидеть ни единой минуты. Если он не молился, то работал. Если не работал — значит, читал молитвенное правило.
Николай не был расположен к духовной прелести и к поиску ложных мистических переживаний, очевидно, что в правильном направлении идти ему помогал опыт шестилетнего послушания в монастыре, где он много читал духовной литературы.
Основы Православной веры и молитвенной аскетики он знал действительно хорошо.
Николай запомнился мне терпением к недостаткам ближних, хотя по характеру он был вспыльчив, но вспыльчивость свою в себе подавлял. Иногда он срывался на ближних, но потом каялся и старался сдерживать себя.
Где он и как он сейчас — я не знаю, но как могу искренне молюсь за него.

Написать письмо или оказать помощь автору