Отец Александр

6.jpg

Отец Александр
Близкие родственники отца Александра знали меня хорошо. По этой причине он, много наслышанный обо мне от них, принимал меня всегда радушно. Как-то раз он пригласил меня пообедать в свой дом, который находился прямо напротив алтаря храма, где он служил, и мы сели за стол.
— Приходи ко мне сегодня ночевать, — сказал он мне, — а то у меня жена и дети уехали, а мне одному скучно. Вдвоём всё-таки веселее будет.
В эту ночь мне не хотелось у него оставаться, но в голосе отца Александра мне послышались такие искренние нотки печали, что у меня не хватило духа сказать ему: «Нет, я сегодня хотел ночевать в другом месте».
Вечером я пришел к нему. Он искренне обрадовался и быстро выставил на стол всё, что было под рукой. Разговорились. Отец Александр был намного моложе меня. Возрастом и саном своим как-то совсем не возносился. Про него ходили упорные слухи, что он слаб к спиртному, но я этому как-то не особенно верил. Мало ли что люди могут плохого наговорить про священника? По ходу разговора о спасении души вдруг отец Александр неожиданно сказал мне:
— А ты знаешь, я ведь не хотел быть священником.
— Как это — не хотел?! – не понял я.
— А так: не хотел. Я в техникуме учился, а епископу надо было выпуск епархиальной газеты наладить, во
т он через моих родных и уговорил меня начать этой газетой заниматься. А я о православии ничего и не знал тогда ещё. Но епископ мне так сказал: «Больше некому этим заниматься. Бог тебе поможет», — и благословил. Когда я выпуск газеты наладил, начал меня епископ уговаривать, чтобы я рукополагался, что священников сейчас ему очень не хватает и так далее. Я наотрез отказался. Прямо ему сказал, что я в Бога мало верю и живу плохо. Тогда епископ меня обманом рукоположил.
В комнате повисло недоуменное молчание, потому что я просто оторопел от услышанного мною.
— !!!???…
Епископа своего я видел не один раз. Отзывы о нём всегда были хорошие, да и чтобы в наше время кого-то обманом рукоположили — я этому просто не в силах был поверить!
Видя на моём лице искреннее недоумение, отец Александр продолжил.
— Да просто там было всё. Я ведь службу тогда совсем не знал. Меня епископ пригласил к себе. А потом ко мне подошли два здоровенных дьякона и говорят:
— Пойдем в Алтарь, епископу руки помоешь, – я пришел и, ничего не подозревая, помыл епископу руки, а потом меня подвели к иконе Божией Матери и я приложился. А когда епископ на меня уже руки возложил, мне некуда было деваться. Народу было — полный храм. А потом сказали: «Служи, а то Бог накажет, если служить не будешь». Вот я теперь и служу.
Я остолбенел.
На службах отца Александра я был не один раз. Служил он искренно, и поверить в то, что он не верит в Бога, я не мог. Я неоднократно исповедовался у него и причащался, и получал от него разумные духовные советы. Мы с ним дружили, несмотря на его молодой возраст.
Как уж сложился тот вечер дальше, я теперь уже, за давностью лет, не помню, но когда я пришёл к благочинному через несколько дней по своему строительному делу, то спросил:
— Ходят слухи, ч
то отец Александр пьёт, но я что-то не очень в это верю. Сам не видел, а сказать мало ли что могут? Может, на него наговаривают?
Отец Иоанн глубоко вздохнул.
— К сожалению, нет. Недавно на Страстной неделе он пришёл на службу, а сам еле-еле на ногах держится. А в храме народа — яблоку негде упасть и исповедовать было некому. Отправил я его от греха подальше домой. Пришлось служить одному.
Не желая больше продолжать эту тему, я заговорил о текущих делах.
Прошло около полугода, и однажды обстоятельства сложились так, что мне пришлось прийти домой к отцу Александру поневоле. На улице стоял крепкий сибирский мороз, а из-за позднего времени автобусы по городу уже не ходили. Церковный дом оказался полон, и получилось так, что мне негде было ночевать. Отец Александр был дома один.
— Ты знаешь, – сказал мне он, – я сегодня дома ночевать не смогу. Ты топи печь. Ешь, что найдёшь в холодильнике, и ночуй один. Ключ я покажу тебе куда положить, когда уйдёшь утром.
Спустя полчаса он ушёл. Я остался один. Покушал и, ничего не подозревая, взял с этажерки старый журнал Московской Патриархии. Открыл и увидел исписанный знакомым мне мелким почерком отца Александра тетрадный лист бумаги.
Ум, привыкший к скорочтению, мгновенно выхватил первые две строки: «Господи! Пощади меня! Я не хочу в ад. Я хуже всех людей на земле. Я напиваюсь как свинья…»
Я мгновенно захлопнул журнал — совесть не позволила мне читать далее. И того, что мне невольно удалось прочесть, мне хватило на всю ночь, чтобы молиться за отца Александра тепло и искренне. В этих кратких строках Бог ясно показал мне, насколько тяжёлой может быть борьба с сатаною внутри души человеческой, которую ясно может видеть только один Господь Бог. Люди могут говорить о пьющем священнике разное, но вот кто из тех, кто осуждает, видит его смирение и покаяние?
.
При следующей встрече с отцом Александром я низко поклонился ему и с чувством сказал:
— Батюшка! Благословите!

Написать письмо или оказать помощь автору