Чётки

18.jpg

Чётки
(Рассказ описывает реальные события.)
Послушнику Максиму подарили чётки. Чётки как чётки, обычная монашеская сотка, ничего особенного в них, в общем-то, не было. Не новые, связанные из простой не самого лучшего качества шерстяной пряжи ручной работы. Через каждые десять узелков на основную нить были нанизаны большие бусины серого цвета. Других чёток у Максима не было, поэтому он считал молитвы своего монашеского правила тем что было под рукой.
Как-то Максима вызвал к себе игумен:
— Завтра поедешь в город Осташков недалеко от Москвы. Там находятся мощи Нила Столобенского. В
честь этого святого пострижен наш отец Нил. Он давно просил меня о поездке в Осташков, а я откладывал. Отец Нил старенький, поможешь переносить ему вещи. Деньги на дорогу я ему выдал. Готовься, завтра с утра вместе поедете.
— Благословите, отец Гавриил, — поклонился Максим игумену и пошел к отцу Нилу договариваться о всём подробнее.
Через двое суток пути они приехали в небольшой провинциальный городок Осташков и без труда отыскали собор, в котором находились мощи Нила Столобенского.
Храм был пустым. В нём был один лишь продавец в церковной лавке и больше никого. Увидев монашеские одежды, женщина спешно нашла настоятеля.
— Вот приехали к вам поклониться мощам святого, в честь которого мне дали монашеское имя, — сказал отец Нил после священнического приветствия с протоиереем, и добрая радостная улыбка осветила его лицо. — Я ещё ни разу у вас не был, и мне бы очень хотелось приложиться к открытым мощам моего святого. Благословите?
— Пойдёмте. Для мирян мы мощи не открываем, но для вас, сделаем исключение.
Пока священники решали какие-то свои вопросы, Максим ходил по старинному храму, дивясь его величию и красоте. Особенно впечатлила его икона Нила Столобенского, находившаяся у мощей святого. Строгий лик пустынника-подвижника смотрел, кажется, в самую глубину души Максима. Ему даже стало как-то не по себе от строгого неземного взгляда.
Подошёл отец настоятель, открыл замочек и приложился к покровцу на главе преподобного. Потом, сделав земные поклоны, приложился отец Нил. Лицо его сияло радостью. Они стали о чём-то оживлённо беседовать с настоятелем и за разгово
ром ушли. Максим остался один перед открытыми мощами.
Что-то невидимое, но всё же
столь ясно чувствуемое душою вошло в его мысли. Неземной покой и Милость охватили душу так что показалось, что преподобный Нил стал рядом и смотрит на него, на грешного послушника Максима.
Максим, сделав два земных поклона, с благоговением приложился к мощам святого. Видя, что рядом никого нет, достав из бокового кармана потрёпанные видавшие виды чётки, положил их внутрь раки Святого, на чёрную материю, под которой, по его мнению, должны были находиться ладони преподобного. Сделав третий земной поклон прочитал несложную молитву.
— Преподобный отче Ниле Столобенский, помолись за меня ко Господу и освяти чётки, чтобы Бог дал мне благодать непрестанно молиться Христу.
Когда, встав, он заглянул в раку, то увидел, что над чётками быстро-быстро летали яркие мерцающие клубы белого сияющего пламени. Огонь был столь сильным, что чёток не было видно за огнём. Ничего подобного Максим в жизни своей не видел. Будучи от природы простым он оробел.
— Господи, у меня прелесть началась! Святые учат, надо бояться света и видений!
Он быстро сунул руку в сверкавшее белыми всполохами пламя, схватил на ощупь чётки и испуганно сунул их в карман подрясника.
— Отче Ниле Столобенский, прости меня грешного, — начал быстро молиться он, — защити меня от вражеского наваждения.
.
Остаток дня у него и у отца Нила прошёл спокойно. Лишь поздно вечером, перед отходом ко сну, Максим вытащив из кармана чётки для подсчёта молитв… сильно удивился.
Серые, невзрачные бусины на чётках поменяли цвет. Девять бусин стали ярко-ярко-белого цвета, а одна из тех что была ближайшей к крестику, стала ярко-чёрной, и все они покрылись сверкающим лаком.
Если бы Максим не знал, что в его кармане других чёток не было, он бы свои чётки не узнал. Старые шерстяные нити были прежнего цвета и вида, но большие бусины стал
такими будто они прошли полировку у искусного ювелира! Было чему удивиться! Ни о чём подобном Максим не слышал и не читал, а тут надо же?! С ним — такое случилось чудо.
Год Максим читал пятисотницу по этим чёткам, с благодарностью вспоминая о поездке к преподобному Нилу Столобенскому не думая о том что он может их кому-то отдать, но всё же отдал. Близкий по монастырю друг его уходил в мир, полный соблазнов и искушений. Максим хотел сделать ему подарок на молитвенную память, а у него не было ничего ценного кроме чёток. Друг его, зная о чуде что произошло с ними, сразу же стал отказываться.
— Да ты что!? Эти чётки для тебя так дороги, я не могу их у тебя взять!
Но Максим настоял, и товарищ его, взяв чётки, уехал в мир.
Встретились они
через год. Обрадованные встрече, поговорили о том и о сём.
— А как мои чётки, которые я тебе подарил? — спросил Максим. И услышал от друга ошеломивший его ответ:
— Я их потерял.
— Как — потерял?! — Максим заметно расстроился.
— Да так, — тяжело вздохнул его товарищ. — Шёл я как-то раз по мосту и вдруг слышу, люди кричат: «Человек тонет! Человек тонет!» Глянул вниз, а там действительно кто-то тонет. Я как был в одежде, так, не снимая пиджака, прямо с моста прыгнул в воду. Еле-еле я с тонувшим на берег выплыл. Чуть сам вместе с ним не утонул, а когда на берег вышел, то в кармане чёток уже не было, — и после непродолжительного молчания прибавил. — Я не знаю, куда они в воде делись, Максим. Правда, не знаю.
— Надо же, — удивился неожиданному окончанию рассказа товарища Максим, — а ведь неизвестно, остался ли бы ты жив, если бы чёток с тобою не было!

.
Кто знает Пути Божии?
Никто не знает…

Совестью православного писателя свидетельствую. Описанное мной чудо произошло в 1994 году и является истинной правдой до самых мелких деталей.

Сергей Михайлов.

Написать письмо или оказать помощь автору

……

Общее заглавие на серию МОНАСТЫРСКИЕ РАССКАЗЫ