Трехголосие у входа в золотые врата

13пов.jpg

Трехголосие у входа в золотые врата (редакция 2018 года)
С раннего утра очередное напряжение в моей голове.
Когда-то мне думалось что писателем быть легко, пиши, себе да пиши: вдохновение, полет фантазии, свободный рабочий день и всё такое прочее — наслаждение, мечта, а не работа, но когда пишешь более тридцати лет, труд писателя начинает видеться с другой стороны…
Писать — это проливать кровь души.
Писать — это напряженно ежедневно искать истину во тьме собственного рассудка.
Писать — это ежедневно беречь свою совесть от потакания своим и чужим страстям.
Наконец, писать это выбирать между тем что писать хочется и тем что станут читать…
С годами, начинаешь понимать что выстраданное душой вымученное и найденное тобой с немалым духовным трудом — массовому читателю не будет интересно, но лишь тому кто (как и ты) одержим поисками Бога.
Впрочем, удалиться от массового читателя в наше время — это плюс, а не минус. Труднее переживать такие периоды когда всё написанное прежде начинает видеться: напрасным, никому не нужным, пустым… В этом случае страдает не самооценка, но страдает душа, потому что для русского человека нет ничего страшнее бессмысленно прожитой жизни.
А когда пишешь на духовные темы, внутренне томишься ещё и из-за ответственности перед Богом за всё написанное прежде.
Желание писательской славы и денег лично меня давно уже не прельщает.
Бог не дал мне ни славы, ни денег. Я очарован иным…
Я ищу слова с помощью которых я мог бы показать читателям золотые врата в вечность.
Вот о чём я и хочу сегодня написать.
Бог видит — мне абсолютно все равно, станет это кто-то читать или же нет? Пусть кому-то эта повесть покажется излишне сложной, непонятной, надуманной, претенциозной и прочее, но ведь кто из писателей не хотел бы написать свою лебединую песню, желая выразить в ней всё своё самое-самое… Самое выстраданное, самое ценное, самое пережитое и т. д. То самое, к чему он, возможно, шел всю свою жизнь.
Слышу голоса внутри себя…, ох, уж эти голоса…
(Бес) Третий голос: «Оно тебе надо – морочить простым людям голову? Заумные и сложные вещи в наше время непопулярны»
(Я) Второй голос: «Заткнись»
(Ангел Божий) Первый голос: «Не бойся ничего. Я стану помогать тебе»
Первый голос…, до конца я никогда не знал кто ты, но слова твои приносят в мою душу покой.

13пов1.jpg

Лебединая песня
Принято считать что лебединая песня это лучшее произведение автора.
С одной стороны это верно, но у термина «лебединая песня» есть малоизвестная историческая составля
ющая.
В настоящее время науке известно, что существует 
два вида лебедей: одни только шипят, а другие обладают звучным трубным голосом, но древние, скорее всего, не знали этого — от этого незнания, возможно, и родилось поверье, что лебеди поют только один раз в жизни — перед смертью.
Это старинное поверье отразилось в трагедии Эсхила «Агамемнон», в которой царица Клитемнестра, убив пророчицу Кассандру, говорит: «…Она пала от моей руки, пропев перед смертью вещую лебединую песню».
Отсюда повелось в искусстве называть лебединой песнью не только лучшее, но и последнее, предсмертное, творение человека.
В этом, на первый взгляд странном, единстве поверий (что лучшее можно спеть только перед смертью) действительно, есть нечто важное.
Также считается, что лебединую песню может услышать охотник, стреляя в пару лебедей и попадая в одного. Оставшаяся в живых птица вначале делает сильный рывок вверх, пытаясь как бы найти своего возлюбленного или возлюбленную, после чего, возможно, от горя утраты лебедь падает камнем вниз и издаёт последние крики перед смертельным ударом
о землю.
Второй голос: Лебединые песни это не только — красивая выдумка литераторов и охотников. Я сам их слышал и пел не один раз, потому что душа моя разбивалась о землю сама в себе, и от этого обретала внутри себя чудное пение Духа.
Лебединые песни свои я начал слышать в раннем детстве. Я не забыл о них.
По Милости Бога они живут во мне до сего дня.
Третий голос: Думаешь, кто-то поверит твоим сказкам?
Первый голос: Говори. Мне интересно знать, что ты слышал в своём детстве.
(Я) Второй голос: Легко ли описать силу того ветра что я чувствовал в детстве?
Можно ли описать этот ветер так, чтобы читающий почувствовал не слова о ветре, но сам ветер?
Много-много раз задумывался я о
б этом.
Насколько
 же сложно показать душе другого человека потрясающую в своей простоте и силе красоту бытия духовного Божиего мира?
С годами, я выяснил что передать другому человеку живую силу переживаний о Боге не дает третий, не даёт сатана и повсеместно насаждаемая им бесконечная суета земная.
Душа другого человека — это тщательно охраняемый сворами демонов город.
Охрану чёрную внутри душ людей — невозможно обойти словесным искусством.
Душа всякого человека будет мёртвой к Богу до тех пор, покуда сам человек не станет искренне искать Бога. Дьявол, тем кто послушен ему не даёт сил поверить в то что живое дыхание Рая возможно внутри человека. К тому же, для того чтобы научиться слышать внутри себя песни Духа, нужно пройти испытания.
Третий голос (ехидно): Ну…, ну… Давай…, придумывай детские байки! Никакие трудности ненужны — чтобы видеть прекрасное. Истинно прекрасное познается легко, сразу и всеми.
Первый голос: Я знаю что так прекрасно как поют на Небе на земле не может петь никто. Человеку нелегко это услышать.
Было бы легко — пение Ангелов на Небе слышали бы все, но Ангелов слышат немногие.
Тот, кто хотя бы однажды услышит Небесное пение, тот никогда не сможет забыть о нём.
Люди неспособны слышать Ангелов потому что им видится прекрасным лишь земное искусство, но тот, кто слышит Небо, тот перестаёт любить любое земное искусство, сколь бы совершенным последнее ни было бы. Он перестаёт любить даже церковное пение.
Третий голос — второму и первому: Сами посмотрите, разве вы не наглые лжецы?
Второй сказал, что слышал лебединые песни в раннем детстве, а потом стал врать что для того чтобы её услышать, надо пройти трудный жизненный путь. А Ангелу ещё и церковное пение не нравится. Идиоты вы оба. Кто вас станет слушать и где же истина?
Второй голос: Истина в том, благодать Бога НЕ ПОДЧИНЯЕТСЯ желаниям человека и потому пение Неба слышит человек не тогда когда он сам этого хотел бы, но когда даёт слышать ему это пение Бог.
В детстве благодать Бога приходит ко многим, приходила она и ко мне. Если человек тянется к благодати, то благодать начинает всё чаще и чаще посещать его.
Если же душа начинает искать Красоту Бога, тогда Бог селится внутри человека как в доме Своём. А церковное пение перестаёт интересовать человека потому что Ангелы поют стократ лучше любого из людей.
Но если какая душа окажется невнимательной к призывам Неба в своём детстве, тогда Небо удаляется от такого человека, и он, увлекшись земным, становится мертвым к Богу.

Люди, которые удалились своей жизнью от благодати не в силах поверить в то, что пение Неба реально, они не в силах поверить в блаженное единение души с Богом, но тот человек который слышит пение Ангелов, среди каких бы тяжелых испытаний или болезней он не был бы, его боли облегчатся так что он станет блаженнее любого из самых здоровых людей.
В детстве я слышал лишь самые слабые первые звуки моей лебединой песни. Это было как касание теплого ветра.
В молитвенном уединении, когда мне исполнилось сорок лет я слышал эту же лебединую песню что слышал и в детстве — слышал как поёт благодать Духа, но в уединении пение Духа стало более ясным, не таким каким оно было в детстве.
Пение Неба может слышать лишь тот кто умрёт ко всему земному, когда он, разобьёт внутри себя землю как лебедь тоскующий по Небесной Любви.
Но прежде чем разобьётся душа она должна пройти сквозь золотые врата, ведущие в духовный мир.

13пов2.jpg

Врата в иной мир
Первый голос: Люди увлечены собой. Сложно найти среди них ищущего близости к Богу и ещё меньше тех у кого хватает терпения дождаться когда Бог найдёт их душу.
Мир не любит заповеди Христа и навязывает человеку своё, но тот в кого войдёт Бог станет видеть совершенное там где люди видят боль и бессмыслицу. Тот в кого войдёт Бог увидит мир по другому.
(Я): Твои слова приносят мне покой. Перед встречей с Богом человек испытывается и очищается огнем благодати.
Почему очищение благодатью бывает столь болезненным для всякого человека?
Первый голос: Люди не видят действий гордости в самих себе. Вот почему им так сложно избавиться от тьмы. Из-за гордости своей люди медлят искать истину, а от медлительных в поиске истины Ангелы Бога отходят всё дальше и дальше.
Третий голос: Истин много. Сколько людей – столько и истин.
Первый голос: Не ври. Истина одна и она в том, что человек не может стать счастливым до тех пор пока не поселится внутри него Дух Бога.
(Я): Да, первый, истинно так это и есть. Если бы я был счастлив – я не стал бы искать золотые ворота в вечность.
Первый голос: Почему же ты не был счастлив?
(Я): Люди искали выгоду от меня, нередко обманывали и предавали. Пороки, со временем, надоели мне и я устал от них. Несколько лет искал смысл в буддизме и в других религиозных учениях, но не нашёл. Видимо, эти учения сами не знают куда они ведут своих последователей. В зрелом возрасте отчетливо понял, что люди не могут дать мне ощущение счастья, потому что каждый человек сам полон скрытых проблем.
Счастье я нашёл лишь тогда когда встретил Ангела который показал мне мир в котором живет Бог. В мире Бога нет обмана, в нём нет болезней, нет печали и нет страха быть обманутым вновь. Там я понял что Царство Бога вечно и что земной мир – временный. А несовершенный он лишь для того чтобы человек искал Бога.
Побывав мире Бога я перестал любить земное и доподлинно узнал, что в Вечности ценится только одно… ценится ЛИШЬ исполнение воли Бога.
Третий: Врать самому-то тебе не надоело? Как ты мог видеть Ангела? Ангелов и Бога видят лишь прельщенные сатаной сумасшедшие. Разве ты не читал об этом в святых книгах?
(Я): Внушения Ангелов я чувствовал внутри себя с самого раннего моего детства. В детстве каждый чувствует их. Даже грубые взрослые чувствуют в детях Ангелов. К Богу же, неосознанно звало меня мое вдохновение, оно изменило мою жизнь. Вдохновение Ангелов сделало мою жизнь лучше.
Первый голос: Расскажи как это было?

13пов3.jpg

Ак-кижи
(Я): История эта началась более сорока лет назад.
Возле моего дома жила Акилина, старая алтайка маленького роста, неграмотная. Она почти не понимала по-русски.
Мне в то время было что-то около шести или семи лет. С внуком Акилины, Сашей, мы были лучшими друзьями, а у Акилины была слабость к спиртному. Как-то, в очередной раз увидев её подвыпившей, мы с Сашей, по своему обыкновению, стали громко дразнить ее:
— Пьяная Акула! Пьяная Акула!
Акилина, никогда не расстававшаяся с тоненькой палочкой, на которую она опиралась при ходьбе, показала этой палочкой в лес и в ответ на наши крики запричитала:
— О, Кудай! Каддю уулчак, анда Ак-кижи, — старушка говорила на алтайском, но я хорошо понимал её. — О, Боже! Злой мальчик, там Белый человек живет. Вот скажу ему, он выйдет и ты будешь долго молчать. (Будешь немой)
— Кто такой Ак-кижи? — спросил я у матери Саши, когда она усадила нас кушать в тот день за стол.
— Старый человек. Он живет там, далеко в горах. Если кто увидит его то он не может говорить.
— Он злой? — меня сразу же заинтересовал этот разговор.
— Он добрый. Может спасти от смерти.
— Почему же тогда, если кто увидит его, не может потом говорить?
— Чтобы никто не мог рассказать, где живет Ак-кижи.
— А что он там ест в горах, там же ничего не растет? — спросил Саша.
— Ульгень приносит ему еду.
(Ульгень — в алтайских языческих поверьях ближайший к Богу Ангел, начальник светлых Ангелов).
На этом наш разговор о Белом человеке в тот день с матерью Саши закончился.
В то же лето мой отец взял меня на дальний Карыш. Когда мы вышли из ущелья, то я увидев белевшие вдалеке ледники спросил отца:
— Там живет Ак-кижи — Белый человек?
— Белого человека нет, — ответил мне отец, — вот пойдешь скоро в школу и сам всё узнаешь. Узнаешь кто там живет за теми горами.
— Тетя Анфиса и баба Акулина говорили, что тот, кто увидит его, не сможет потом говорить.
— Это легенда, сынок. Тетя Анфиса и баба Акилина неграмотные, поэтому верят в легенду.
— Что такое легенда?
— Это выдумка, сынок. Легенда — это то, чего нет, это ложь, обман.
Хорошо помню, как смотрел я тогда на горы, белевшие вдалеке, и отчетливо ловил себя на мысли, что как же жаль мне тогда было, что нет там, на белых вершинах, никакого Ак-кижи, что нет в горах никакой тайны, нет ничего такого, о чем можно было бы помечтать.
Перед тем, как мне пойти в школу, мы уехали из этого поселка. Жизнь мотала меня по разным краям более тридцати лет, а потом, так уж сложились обстоятельства, совершенно неожиданно для себя самого, я купил в том же самом селе, где прошло мое раннее детство, дом и переехал в него жить с женой и двумя маленькими сыновьями.
Каково же было мое потрясение, когда я увидел Ак-кижи и сам убедился в том, что тот, кто видит его, действительно не может говорить с ним и не может никому рассказать о том месте, где он живет.
Ак-кижи первый кто сказал мне о золотых воротах, которые ведут в то место, где живет он сам.
Первый голос: Расскажи, как это произошло.
Третий голос: Он лжёт.
Первый голос: Пусть расскажет, я хочу услышать эту историю от него.

13пов4.jpg

Старец
Второй голос: Шел Великий пост. Сильные были у меня искушения. Потом пост закончился, искушения стали меньше и наступила Светлая седмица.
На Светлой седмице я причащался Тела и Крови Иисуса Христа пять дней подряд, а в шестой день Светлой седмицы, поздно ночью, увидел я над одной из гор стоящего в небе старца. Лицо его сияло так что я не мог смотреть на него и опустил взгляд.
— Завтра буду ждать тебя здесь на южном склоне.
Это было все, что он мне сказал.
Сила его голоса была такой необыкновенной, что я весь содрогался от того, с КАКОЙ властью он сказал мне это.
Сам не знаю как, но я чувствовал в нем силу Бога. Я читал, что доверять видениям святых нельзя, но я не мог на утро не пойти в назначенное мне место, потому что боялся наказания, да и любопытство раздирало меня на мелкие кусочки.
Встречу я там какого-нибудь старца или же нет я не мог знать точно. Но я твердо решил идти на южный склон хотя место там было труднодоступное.
Третий голос: Опять врёт.
Первый голос: Неразумно судить о чьём-либо рассказе не выслушав его до конца.
Второй голос: Когда я пришёл в указанное место на южном склоне то никого там не увидел, как и ожидал, но сильно удивился тому изменению которое произошло вокруг меня.
Хотя, это не вокруг меня произошло изменение, но внутри. Изменение было настолько сильным что всё вокруг себя я стал видеть совсем не так как видел это прежде.
Травы и деревья, небо и земля всё славило Бога и говорило мне о Его Величии на прежде мне неведомом языке без слов.
Сам воздух вокруг меня, казалось, пел гимн своему Творцу.
А как пели в то утро птицы… Они пели божественно и так звонко!
Никогда в своей жизни я более не слышал такого сладкого пения птиц.
Впечатление живого присутствия Бога во всём, что меня окружало, было столь сильным, что я стал чувствовать большую слабость во всем своём теле, так что у меня подкосились ноги.
Я подошёл к старому упавшему дереву на котором давно уже не было коры и оно всё выгорело от солнца, и сел на него.
В молодости я, по глупости, испытывал на себе ради эксперимента морфий и марихуану, и иногда мне казалось что я чувствовал себя от действия наркотика счастливым, но то, что происходило со мною в это утро, ни в какое сравнение ни с какими наркотическими средствами не шло.

То, что дают наркотики, — сущее ничто по сравнению с тем, что дает благодать Бога.
Я сидел, слушал птиц, смотрел на летающих около меня шмелей, рассматривал траву и облака. Погода была на удивление безветренная.
Мне было так хорошо, что мне и в голову не пришло жалеть о том что я нигде не видел старца, пригласившего меня на этот склон.
Я думал что то необыкновенное чувство присутствия Бога во всем, что меня тогда окружало, это и есть то ради чего я пришёл на это место по его слову и получил дар, которого не заслуживал.
Просидев около часа на старом упавшем дереве я собрался подниматься опять на гору чтобы вернуться домой по северному склону, но тут неожиданно для меня вокруг меня все побелело, мир вновь стал другим.
С этого момента я уже не осознавал, где я теперь уже нахожусь — на земле или же уже на Небе?
Я увидел старца и внутри себя ясно почувствовал, что это и есть Ак-кижи — тот самый Белый человек, неизвестный миру святой пустынник, о котором я слышал поверья еще в раннем своем детстве от местных жителей.
Старец подошел ко мне.
Одежда его была столь ослепительно белой, что глазам больно было смотреть на нее. От лица старца исходили яркие сияющие лучи.
Первое, что захотел я сделать, когда он приблизился ко мне, это упасть в его ноги и поцеловать края его одежды, но я не успел.
Старец посмотрел на меня, и — удивительное дело! — я отчетливо услышал внутри себя его мысли:
«Не делай этого. Я такой же человек, как и ты».
Я хотел было сказать ему: «Благословите», — но какая-то неведомая мне прежде сила сковала мой язык, и я не мог вымолвить ни слова.
«Как хорошо быть здесь, — подумал я про себя, ещё не осознав, что все мои мысли отражаются в старце точно также ясно как и во мне самом, — как жаль, что люди ничего не знают об этом удивительном  месте в горах! Хорошо бы построить здесь поселение, чтобы люди могли жить неподалеку и приходить в это удивительное место…» — я сам не понимал, сколь глупыми были мысли что пришли мне тогда в голову.
«Бог ВСЕХ приглашает в это место — отчетливо услышал я внутри себя мысли старца, — но люди сами не хотят прийти сюда».
Я хотел возразить старцу что он не прав и что от такой радости которой я испытал здесь сегодня никто не был бы в силах отказаться, но вновь какая-то сила ещё того сильнее сжала мои челюсти.
«Почему я не могу ничего сказать?» — подумал я.
«Я не хочу говорить с тобой на твоем языке, но хочу научить тебя другому языку».
«Какому?»
«Языку древних».
«Никогда не слышал о таком языке».
«У этого языка нет слов».
В этот момент со мною произошло что-то совершенно удивительное: во мне открылась ранее для меня незнакомая способность воспринимать мысли старца и выражать свои мысли, не пользуясь привычными мне словами.
Какое это все-таки убожество — язык человеческий…
Для того, чтобы выразить какое либо чувство или же мысль, мы порою тщетно силимся подобрать какие-то нужные нам слова, но на языке старца возникающее во мне понятие или чувство просто переходило из моего сознания в его сознание не образуя при этом слов и наоборот.
Во время этого разговора с удивительным старцем внутри меня не произносилось и не помышлялось ни одного слова. Эта была живая передача чувств и мыслей от одного к другому. За мгновение я узнал о жизни старца больше чем если бы он рассказывал мне о себе год.
Он стал мне необыкновенно близок за минуту.
С уходом слов из моего сознания, кажется что едва ли не тысячекратно увеличилась скорость моего мышления.
Со мной стало происходить что-то совершенно невообразимое.
Если во мне возникало какое-либо недоумение, то тут же внутри меня появлялось множество дополнительных мыслей и чувств, которые по скорому, ясно доходчиво и живо, объясняли и уточняли мне всё до самых-самых мелких подробностей.
Что уж было удивительнее всего я каким-то образом получил способность одновременно думать о сотнях разных вещей, но внимание моё при этом не рассеивалось.
Одним из этих чувств я беседовал со старцем.
Беседа с Небожителем на его языке — это что-то совершенно неописуемое земными словами.
Нет слов, но говорится и объясняется совершенно всё. Малейшее недоумение разрешается на ходу, мгновенно, едва ли не прежде чем оно успевает возникнуть.
Если во мне возникало множество недоумений, то и они разрешались так быстро и просто, что у меня не оставалось даже времени на то, чтобы быть в недоумении хоть о чем бы то ни было.
В короткое время между мною и старцем было сказано так много, словно бы я прочитывал в каждое мгновение по книге.
Старец сказал мне также и то, что на Небе, кроме Евангелия, нет других книг. Все книги на Небе заменяет Дух Бога, который живет в тех, кто проходит золотые ворота.
Для тех кто прошёл золотые ворота Дух Бога объясняет всё, Он направляет в человеке совершенно всё.
Когда между мною и старцем было обговорено всё что тревожило мой разум в то время, наступило время покоя.
Покой, удивительный живой покой разлился внутри меня.
Тело мое стало ослепительно белым, а в сердце моем жарко разгорелся огонь прежде неведомой мне Духовной бессловесной молитвы.
Что это была за молитва!!!
Нет, ни один человек не способен молиться такой молитвой, и никогда не будет способен, потому что Духовная молитва — это молитвы не одного человека или же Ангела, но молитвы всего Царствия Небесного, которые душа может только лишь
отражать в себе, наподобие того, как зеркало способно отражать в себе то, что находится перед ним.
Я слышал миллиарды голосов восхваляющие Бога и это было абсолютной тишиной.
«Никогда не думал, что молитва — это такое высокое блаженство… — подумал я, — «раньше молиться мне нередко бывало тяжело и скучно»
«Это потому, что ты не вошел в золотые врата», — мысленно ответил мне старец.
«Что это за врата?»
«Я покажу тебе, как войти в них».
«Что произойдет, когда я войду в эти врата?»
«В тебе раскроется сила имен».
«Как это?»
«В то время, как только произнесешь ты любое из имен Бога или кого-либо из святых, как сразу же почувствуешь всей душою и телом твоим, как не имя, но тот, кого ты призываешь, оживет внутри твоей души. Его сила станет твоей силой, его мысли станут твоими мыслями, его желания и мысли отобразятся в тебе так, как будто не ты, а он будет думать в тебе».
«Здорово…»
Внутри меня вместе с мыслями неизвестного мне пустынника живо отображалось всё то, о чём он говорил мне.
«Сейчас ты вернешься на ту поляну, откуда я взял твою душу. Когда же придешь домой, никому не рассказывай, что ты видел меня здесь, до тех пор, пока не истечет одиннадцать лет с этого дня».
«Мне не хочется расставаться с тобой», — подумал я.
«А мы не расстанемся. Я буду приходить в твое сердце и стану говорить с тобою на том языке которому научил тебя».
Надо ли говорить, как сильно изменилась моя жизнь после этой встречи со старцем?!
Когда я говорил с ним то я видел себя стоящим, а когда старец вернул мою душу на землю то я увидел себя сидящем на дереве на южном склоне. Солнце склонялось к вечеру.
Я вернулся домой.
Пятнадцать лет прошло с того дня, а отзвуки тех молитвенных чувств и всего того, что произошло со мною в тот день, не забылись.
Третий голос: Он рассказал не всё.
Первый голос: Будет над чем поразмыслить тем кто поверит что этот рассказ правда.
(Я): Жаль, что я не могу написать этот рассказ на том языке, на котором говорят Небожители. Тогда каждый человек, кто хоть однажды прочёл бы его, изменил бы свою жизнь навсегда.
Он стал бы искать Бога и только Бога забыв о всём излишнем на земле.
А на земле столько много лишнего!
Люди могли бы говорить друг с другом вечно, люди любили бы друг друга и никогда не уставали бы друг от друга если бы могли они пройти золотые врата. Проблема в том что пройти в золотые врата нелегко.
Третий голос: Сомнительно это все, сомнительно…

13пов5.jpg

Как войти в золотые врата
Третий голос: Сейчас начнется… Молись, постись, исполняй заповеди Христа… Скукотища дикая!
Первый голос: Третий. Наводишь скуку ты, а не я. Об общеизвестном говорить мы не станем — на это есть катехизис и символ Православной веры. Основание любого блага — Христос, другого основания положить не может никто. Сложность в другом: многие только лишь думают, что они исполняют заповеди Бога, но войти в золотые врата и вступить в открытое общение со святыми и Богом они не могут.
Второй голос: Почему?
Первый голос: Потому что боятся потерять себя.
Третий голос: Чего мутишь пустое? Потерять себя? Это-то еще зачем?
Первый голос: Не потеряв себя, не уничтожив свое мышление благодатью, никто не сможет войти в золотые врата.
Третий голос (раздражённо): Началось… Высокоумные сложности… «уничтожить свое мышление…» какой-то там «благодатью…» Это ещё для чего?!
Первый голос: В науке и в повседневной жизни люди обычно сами определяют для себя: что является для них истинным и неистинным, что полезным и что неполезным, но в духовной жизни человек не должен и не может быть мерилом истины.
Третий голос: Это ты к чему?
Первый голос: К тому, что многие свою духовную жизнь пытаются направлять с помощью падшего и гордого своего разума. В итоге, они, сами того неосознавая, начинают стремиться к бесчисленным ложным целям.
(Я): Как это происходит?
Первый голос: Человек не имеет веры в направляющую его ум благодать Бога, но продолжает \надеясь на себя\ упрямо и гордо верить в то, что и без Личного участия Бога, человек способен отличить добро от зла и истину от лжи. И ещё того бывает хуже, когда кто-либо начинает думать что живёт уже и действует внутри него благодать Божия, но при этом ум его продолжает подчиняться, как и прежде, своему падшему разуму, своему воображению. А через воображение человека и через доверие самому себе человек — легче всего обманывается дьяволом.
Третий голос: Я то тут причём? Про меня не надо. Ты лучше про золотые ворота залей сказку!
Первый голос: Третий, тебя из себя может без труда изгнать любой человек упражнением: «заморозь свою гордость».
Второй голос: Что это за упражнение?
Первый голос: Назначаешь самому себе время, к примеру, пятнадцать минут, полчаса, час или даже больше, и в это время не думай ни о чем, кроме молитвы к Богу.
Любая мысль о посторонних предметах, любое житейское рассуждение, любой помысел о спасении и о Боге, и о чем бы то ни было ВООБЩЕ — всему этому не давай возникать в себе.
Таким образом благодать, со временем,
сама полностью очистит твой ум от гордых мыслей. Ум станет чистым.
Как пишут об этом святые отцы церкви, ум станет безвидным.
В уме останется жить лишь действие молитвы и более ничего. Потом молитва должна сама собою перейти в сердце.
Второй голос: Так просто?
Первый голос: Да, так вот всё просто. В этом упражнении: «заморозь свою гордость» нужно только лишь долготерпение и всё. Ум — не нужен.
Второй голос: Что это даст мне?
Первый голос: Не чтением книг о духовном, но лишь долготерпением в молитвах душа перестанет испытывать насилие страстных и бесстрастных помыслов, она обретет покой и войдет в золотые врата безмолвия.
Душа почувствует внутри себя потоки благодати, исходящие от молитвы и от имён святых, прислушается к ним, поймет вкус благодати и хорошо
запомнит его.
Потом уже и в теле возникнет приятный прохладный огонь благодати Духа.
В случае искушений душа уже не станет искать решение своих проблем в своем уме и в самой себе, но услышит древний язык, на котором говорит Бог.
Она не услышит слов, но будет ясно чувствовать в себе то, что Бог с ней и что
для хорошего будущего НЕ НУЖЕН УМ, НО НУЖНА ВЕРА в то, что Бог всегда ВСЁ устраивает НАИЛУЧШИМ ОБРАЗОМ.
Умом человек понять это не может, но верой эта истина принимается без особого труда.
Надо только суметь умертвить свой падший разум и заморозить внутри себя как можно больше гордыни своего ума, как можно более частой молитвой.
Третий: Пора мне валить уже отсюда. Задыхаюсь от скуки.

13пов6.jpg

Противодействие падших духов смирению
Первый голос: Вера в то, что Бог направляет всё и всегда только к лучшему, настолько чужда и незнакома миру, что мир нередко принимает истинно смиренных людей за слабоумных или же за слабоволь
ных.
Очевидно, что большинству людей в миру не дано знать о том, насколько сильно в верующем сердце может проявлять себя благодать Бога. Мир не в силах понять, что для верующего именно действия благодати и личное приближение к Богу — важнее всего, а всё прочее — куда как менее важно и даже совсем не важно.
Демоны, предвидя насколько спокойной и блаженной может стать та душа, которая сумеет войти в золотые врата, невыразимо ей завидуют и начинают делать всё от них возможное, чтобы не дать душе объединится с Богом.
Тот же, кто сумеет войти в золотые врата и преобразится благодатью, тот будет почти полностью избавлен от насилия страстей и от борьбы с демонами.
Второй голос: Почему же тот, кто вошел в золотые врата, не станет уже чувствовать досаждения от злых духов?
Первый голос: Потому что станет хранить его Бог.
Вошедшему в золотые врата не нужно делать насилия над собой, чтобы помнить ему о Боге, чтобы читать внутри себя молитву, чтобы быть в сокрушении духа, в слезах непрерывного покаяния и все такое прочее.
Молитва внутри него станет совершаться САМА СОБОЙ, заповеди станут исполняться действием благодати Бога; поэтому тот, кто вошел в золотые врата, уже НЕ будет ТРУДИТСЯ над собой, но будет наслаждаться ежедневным внутренним великим покоем, который даст ему Бог.
Тот, кто вошел в золотые ворота, не знает, что такое пустые и страстные мысли.
Он не сможет вспомнить о страстных желаниях даже тогда когда случайно встретится с предметами страстей, но душа и тело его будут находиться в Боге, куда бы он не пошёл.
(Я): Хотелось бы и мне так
Первый голос: Всякий кто входит в золотые врата входит в них в тот час в который он не ожидает что получит свободу.
(Я): Почему это происходит неожиданно?
Первый голос: Чтобы человек не подумал что от его личных усилий зависит его покой. Если бы мир знал КАК сладка и вожделенна для души человека благодать, он искал бы Бога, но мир ищет усыпления совести в делах пустых для вечности, в делах суетных и на земле бесконечных.
Сатана намеренно погружает не только верующих в миру, но и православные монастыри в несвойственные древнему монашеству заботы об излишнем. Самая же страшная война с дьяволом происходит не в мире и не в монастырях, но внутри души человека. Ведь дьявол с молящимися притворяется молящимся, с кающимися — кающимся, с рассуждающими о духовном — рассуждающим о том же. Победить дьявола внутри себя КРАЙНЕ непросто, но с помощью Бога это возможно. Тут нужен труд, время, долготерпение и еще раз труд. Инструкций же для победы над дьяволом НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Дьявол ЛЕГКО обходит и по-своему ГОРДО извращает любые инструкции по спасению и ему несложно исказить любую из истин Евангелия. Дьявола сам человек, без особой помощи от Бога, ни увидеть внутри себя, ни победить не может.
(Я): Так как же победить сатану?
Первый голос: Только лишь помогающей душе благодатью Иисуса Христа.

13пов7.jpg

Вход в Царство Божественного покоя
Вошедший в золотые врата отделяется от мира и становится настолько иным что перестаёт он сочувствовать миру, ну, а мир перестаёт сочувствовать его исканиям.
Мир перестаёт его замечать и тот кто приблизился к Богу — платит миру той же самой монетой, он перестаёт замечать мир.
Мир, с его (по сути пустыми): культурными, научными, спортивными, экономическими и иными «достижениями» во многом становится мешающим для того кто приблизился к Богу.
Мир забывший о своей немощи, мир забывший (и даже не знающий) о том сколь бесконечно глубоко он болен забвением о Боге, ничего кроме жалости к нему и молитвы о нём вызывать у разумного верующего не может.
Зачем вошедшему в золотые врата примыкать к миллионам забывших о Боге и страдающим без Творца?
Мир не станет лучше от того если кто-либо примкнёт к его бесчисленному стаду несчастных.
Вошедший в вечность видит, что в жизни каждого человека ничто не происходит напрасно, но всё разумно направляется Богом к совершенству.
Видит он, что в наиболее печальном положении находятся именно те, кто, не видя свой ужасающей гордости, считают свой разум способным распознавать, что есть добро, а что — зло. Но видеть мир как он есть и видеть как он движется Богом к совершенству, невозможно разумом.
Для разума это недоступно.
Видеть как мир направляется Богом к совершенству можно только лишь одухотворенной благодатью верой.

 

Написать письмо или оказать помощь автору