Совершенный навигатор (2 часть)

Повесть «Совершенный навигатор» 2 часть читает RHVoice

2018-01-17_04-43-15.png

ПЕРЕХОД К НАЧАЛУ ПОВЕСТИ

Глава седьмая
Какое-то время я был в полной растерянности.
Тренировки потеряли смысл. Бороться с Евгением Николаевичем я не собирался, да и «весовые категории» были разные. Я был никто, а он только-только получил учёное звание профессор.
Чем себя занять я не знал.
Не умея сидеть без дела, подумав, позвонил знакомому кандидату технических наук вкратце обрисовав ситуацию.
— Нетелефонный разговор, Сергей, — ответил он мне, — приезжай ко мне, я сейчас в отпуске. Жены дома нет. Всё обговорим, но только не по телефону.
Я рад был встрече, и через два дня мы встретились.
Выслушав меня подробно, Леонид Дмитриевич сказал:
— Биология не мой профиль, но то, о чем ты говоришь, больше похоже на шарлатанство, чем на биологию. С Евгением Николаевичем одно время имел общие дела один мой сотрудник, но потом он что-то неладное за профессором заметил и расстался с ним.
— А что это за человек? Может, он мне что подскажет?
— Не знаю, станет ли он разговаривать с тобой? По характеру он редкий молчун. Телефон его я тебе дам. Скажешь, что от меня, а там как Бог даст.
Я взял телефон, но несколько дней не звонил. Потом позвонил наудачу и мы договорились о встрече. Никаких предчувствий перед встречей с Денисом у меня не было, а потом оказалось что встреча с ним круто изменила всю мою жизнь.
Когда я впервые увидел его, высокого, интеллигентного, крепко сложенного, сдержанного, я почти сразу же, без предисловий, доверился ему. Как он сам мне потом сказал, «душа душе весть подала».
Внимательно слушая мой продолжительный рассказ, Денис молчал. Не задавал наводящих вопросов и казалось, был безучастен к моим словам. Я даже жалел, что начал этот разговор.
Слушал он внимательно, но на лице не было эмоций. Это уже потом, когда я узнал его ближе, я начал особо ценить его молчание, потому что чем дольше он молчал, тем более глубокие мысли потом высказывал. Дениса надо было уметь ждать…
Когда я закончил свой рассказ, Денис пригласил меня на кухню. Справился о том, что я ем, а что не ем. Усадил меня за стол и начал готовить еду (мы были одни в квартире). Мне даже показалось, он уже забыл всё то, о чем я ему только что так взволнованно рассказывал, но он не забыл. Он думал и молился.
— Сергей, как ты думаешь, что движет знаниями?
Этот его вопрос мне показался настолько неуместным к теме нашего разговора, что я задал ему встречный вопрос.
— А причем тут то что движет знаниями?
— Ну как причем? Ты же сам сказал мне, что застрял лишь на четвертом пункте своей смысловой сетки, а остальное для тебя уже ясно.
Я с недоумением смотрел на него.
— Ну, ты же сейчас ищешь новое направление для своих исследований, не так ли?
— Так, — ответил я, не понимая, к чему он клонит.
— А ты пытался разобраться с тем что двигало тобою до сегодняшнего дня? Что заставляло тебя проводить эксперименты над собою? — спросил Денис.
— Я хотел стать сильнее. Хотел возвращать здоровье себе и людям. В случае необходимости хотел наказывать зло.
Денис немного помолчал.
— Значит, ты хотел лишь стать сильнее — и только?
— Все верно, а что в этом плохого? – я смотрел на Дениса с недоумением.
— Пойми, Сергей, не важно что я о тебе думаю. Важно чтобы ты сам понял куда и к чему ты шёл.
— Ну, а ты как думаешь, к чему? — вопросительно посмотрел я на него.
— То что я думаю, тебе не понравится, — сказал Денис.
— Когда я шёл к тебе я был готов слышать и неприятное, — честно ответил я.
Денис ответил мне не сразу.
— Последние три года ты шел с неисправным компасом в неверном направлении. Искал не то что было нужно и не теми методами. Тебя просто одурачили…
— Кто?
— Во-первых, дьявол. Во-вторых, верный слуга дьявола — профессор биологии Евгений Николаевич.
Всем нутром своим я почувствовал что Денис был прав.
Глава восьмая
— Всё ли так просто? – спросил я после некоторого неловкого молчания.
— Нам будет непросто понять друг друга. — ответил Денис. — У нас разные компасы, разные направления, разные учителя и разные догматы. Догматы на которые опираюсь я тебе неизвестны.
— Постой, постой, Денис, — сразу же заволновался я, — причем тут догматы и наука? Ведь это же несовместимые вещи!!!
Он ответил мне не сразу.
— Вот ты почти три года пытался подчинить себе психическую энергию. Так?
— Так. Но причём же тут догматы?
Денис внимательно посмотрел на меня.
— Учение о психической энергии, которую якобы человек может себе подчинить в результате тренировок, это древний религиозный догмат, сворованный у индуистов.
Евгений Николаевич ввёл тебя в мир религии, а не в мир науки.
Меня как громом по голове ударило в тот момент настолько простой оказалась правда которую сказал мне Денис. Я молчал и нечего было ответить. Наконец, я спросил его:
— Какие ещё псевдонаучные догматы ты знаешь?
— Их много, Сергей. Кому-то нравится верить в теорию создания вселенной, кому-то в теорию эволюции, кому-то в теорию о том, что человек произошел от обезьяны. Если вдуматься глубже, то вряд ли можно будет найти среди нас человека полностью свободного от ложной догматики.
Я задумался. Ум мой не справлялся с простотой и глубиной тех мыслей что высказал мне Денис.
— Если из науки выкинуть то о чём ты намекаешь, тогда что останется от науки?
Денис ответил не сразу.
— На самом деле всё просто, Сергей. Мы сами выбираем для себя те догматы каким мы хотим верить, а каким нет.
— Но…, как можно выбирать между тем что невозможно ни доказать ни опровергнуть?!! — я заволновался так, что даже голова заболела от напряжения над теми вопросами о которых я прежде не задумывался.
— Что тут сложного? Изучай другие догматы. Примеряй их к жизни. Смотри что у тебя будет получаться и проси Бога о помощи. Это тоже путь по которому можно идти вперед.
— А Бог-то зачем нужен? – ошарашенно посмотрел я на Дениса. — ты же ведь сам образованный. Вера и образование несовместимы.
— Без помощи Бога ты всю жизнь будешь плутать во тьме ложных наук. — ответил мне Денис не обратив внимания на мои слова о его образовании. — У каждого человека есть лишь два пути, или с Богом, или в ад. Третьего пути развития нет ни у тебя, ни у меня, ни у кого.
— Ты христианин?
— Православный.
— Религия старушек… — насмешливо сказал я.
— А что ты знаешь о догматах Православия? – спросил меня Денис.
— Да почти ничего. Бог, возможно, есть, но о Православии я не читал. У тебя есть какие-нибудь книги?
Денис задумчиво потер свой лоб.
— Пожалуй, кое-что найду.
Он ушел в другую комнату и принес три книги старого издания, «с ятями»: «Точное изложение Православной веры» (Иоанн Дамаскин), «Невидимая брань» Никодим Святогорец и «Воспоминания о протоиерее Иоанне Сергиеве (Кронштадтском)» И. К. Сурский (Иоанн Кронштадтский в тот год когда я говорил с Денисом ещё не был прославлен как святой в РПЦ).
После того как я прочел эти три книги я был так потрясён и удивлён что спустя три недели крестился и стал ходить в православный храм. Искал доступную литературу, внимательно изучал основы веры.
Я видел что Денис был рад, что я потянулся к вере, но в наших, тогда ещё нечастых разговорах он то и дело предупреждал меня о том, что
быстро стать духовным человеком нельзя. Говорил что духовный рост — это трудный, очень-очень медленный процесс.
— Да что тут трудного? — спорил с ним я. — Столько книг уже прочитано…
— Книги-то прочитаны, — соглашался со мною Денис, — но наш ум это испорченный навигатор. Если Бог не станет направлять твои мысли, книги заведут тебя туда «где Макар телят не пас».
Я вспомнил о том, как Володя Боец объяснял мне что означает слово «навигатор».
— Но ведь святые отцы учат что доверять голосам и видениям это духовная прелесть, — возразил я Денису.
— Жить не обращая внимания внутри себя на голос Иисуса Христа, прелесть в тысячу раз ещё более худшая, Сергей. — возразил мне Денис. — Давай, я приеду к тебе на дачу на выходные, и там у тебя мы не спеша обсудим всё то, что успеем обсудить за два дня. Поговорим о Совершенном навигаторе.
— Хорошо, решено.
На этом мы расстались. Я пока не наступил вечер пятницы нет-нет да возвращался своим умом к теме о Совершенном Навигаторе, которую начал со мною обсуждать Денис жалея что времени у нас не хватило на то чтобы сразу же довести эту важную для меня тогда тему до логического завершения.
Ведь по сути, я не искал ничего нового и неожиданного для себя… поиск руководства от Бога я искал и в парапсихологии, но искал неправильными способами.
Вот почему я так ждал Дениса, зная что мне было чему поучиться у него.
Глава девятая
— Православная догматика в наше время недооценена и забыта почти всем миром, — так начал наш разговор Денис в пятницу вече
ром. До падения Адама Бог жил в человеке и был для него Совершенным Навигатором, а сам человек жил в Боге слушаясь и подчиняясь Богу добровольно. Сейчас же на человека действует и Бог, и сатана. В человеке всё безнадёжно перепуталось. Ум, чувства человека — всё смешалось с гордостью и с грехом. Но кто готов всерьёз относиться к этой трагедии внутри себя? А внутри каждого из нас невидимо и непрерывно проявляет себя ад. Каждое мгновение жизни мы или приближаемся к Иисусу Христу, или же удаляемся от Него. Приближаемся покаянием, удаляемся забвением о покаянии. И кто всерьёз чувствует адские подмены в самом себе? Личную греховность увидеть в самом себе, ЛЮБОМУ из нас — очень и очень тяжело. Нужна горячая молитва и не менее двадцати пяти лет покаяния, и даже более, пока не научится человек более менее правильно понимать сам себя. Понимать же себя ясно человек сможет лишь тогда когда услышит внутри себя Голос Бога, Голос Совершенного Навигатора.
— Вот тебе и религия старушек, — сказал я задумавшись о его словах, — какие хочешь гениальные мозги набекрень могут завернуться от того что ты мне сейчас сказал.
— Чтоб мозги не завернулись нужно, что бы Ангел вошел внутрь твоей души и направил внутри тебя к Богу всё что внутри тебя есть.
— Совершенный Навигатор…, это Ангел? — задумчиво спросил я.
— Не в названии суть. Суть в сути.
Некоторое время мы молчали.
— Что мне надо делать чтобы яснее услышать в себе голос Бога? Как думаешь? — спросил я.
— Рост души — это как рост дерева. Растёт медленно. Чтобы дорасти до открытого общения с Ангелом-Хранителем – нужны десятилетия усилий.
— Я читал об этом. Ясно слышать Ангелов могут лишь святые люди.
— Если бы они не стремились стать святыми, то не стали бы ими. А святость заповедана каждому из верующих, а не только единицам из тысяч. — ответил мне Денис. — Сложность в том что нет рядом с нами живых примеров. Не у кого учиться горению к Богу. А тлеть…, тлеть это нетрудно. Поэтому и тлеют многие, потому что это нетрудно.
— Как должно выражаться стремление к святости лично во мне самом? — спросил я.
— Ежесекундно помни о Боге. Борись с забвением. Забвение — это не склероз сосудов головного мозга, но личная энергия дьявола которую он
ежедневно обновляет в умах людей. Если ты победишь забвение внутри себя, ты победишь сатану лично. Это надо помнить.
— Это новая мысль для меня, — задумался я. — Думаю, ты прав, но куда деть склероз который реально существует?
— Ученые фиксируют дистрофию нервных клеток, медикаментозно облегчают состояние больных, но первопричиной склероза является смиряющий гордыню человека грех и дьявол, а не сосуды. Ты понимаешь, о чем я говорю?
— Кажется, понимаю. Что ещё кроме памяти о Боге мне будет нужно чтобы войти в контакт со своим Ангелом?
— Ох, уж не люблю я этот оккультный жаргон, — как от зубной боли, поморщился Денис, — войти в контакт со святыми Ангелами невозможно, Сергей. Ангел, как аромат. Он действует на духовные чувства стараясь как можно реже касаться словесности человека.
— Как это происходит?
— Ну, к примеру, после Исповеди, после Святого Причастия и после службы. Бывает же у тебя состояние особого покоя внутри?
— Бывает, — вздохнул я, — да уходит потом быстро. — Час, два, три после Причастия. Иногда день или два покой в душе, с горем пополам, хранится, а потом всё проходит и становишься пустым.
— Вот именно. Пустым, — согласился со мной Денис. — Пустым, потому что Ангел-Хранитель удаляется от души за холодность твою к вере.
— Возможно, ты прав, — невесело согласился я. — О чём ещё, кроме борьбы с забвением мне нужно помнить?
— Это может показаться тебе маловажным, Сергей, но без скорби
о себе самом в духовной жизни ты не сделаешь ни одного правильного шага.
— Почему так грустно? – вопросительно посмотрел я на Дениса.
— Точно я не знаю, но так меня учит духовный отец и я доверяю ему. Покаяние — это стержень духовной жизни. Нет покаяния — нет и духовной жизни.
Некоторое время мы молчали.
Я прислушивался сам к себе и отчетливо осознавал, что всё, что мне говорил Денис, для меня было важным, хотя и малопонятным.
— А что еще нужно кроме покаяния?
— Про службы, Причастие, про ежедневное употребление святой воды и просфор говорить не стану. Ты и так знаешь что это важно, но важнее всего этого — суметь увидеть природу своих чувств не такой, какая она представляется тебе самому и твоим фантазиям, но так как видит всё это в тебе Сам Бог.
— Ты, Денис, это… не того? – я недвусмысленно постучал указательным пальцем левой руки по своему виску, — думай, что говоришь… Как человек может увидеть себя глазами Бога?
— Сам человек не может видеть себя правильно, — не отреагировал на мой невежливый жест Денис, — но Бог может открыть тебе твоё падение. Это приходит не сразу, но с годами духовного опыта. Если увидишь себя благодатью Бога, то увидишь себя какое ты ничтожество, мрак, бездарь, глупец. По другому не будет. Поверь.
— И что же тогда будет? Опустятся руки ничего не стану делать? — спросил я.
— Нет. Руки не опустятся. Ангел Божий, за смирение войдет внутрь тебя и станет твоим Совершенным Навигатором.
— Ангел станет моим Совершенным Навигатором когда я признаю себя беспомощным идиотом? – не поверил я Денису.
— Да. И по другому не будет.
Дух покаяния важен до гробовой доски.
— Н-да, — глубоко вздохнул я, — сложности.
— Ничего, сложного, нет, — неожиданно ясно отчеканивая каждое слово, сказал Денис, — стоит тебе, Сергей, лишь один раз в жизни испробовать духовную сладость покаяния ты никогда не сможешь о ней забыть. Бог есть Любовь. Он привлекает к себе человека не горечью, но Радостью о которой ты пока ещё не знаешь опытом. Каяться надо всегда. Каждый день. Каждую секунду, если можешь.
Мы довольно долго молчали.
Я думал о том что сказал мне Денис, он думал о чём-то своём.
— Какие ещё есть признаки приближения Ангела к человеку?
— Четыре признака. Скорбь о себе. Молитва. Терпение и покой. Если эти четыре признака в себе чувствуешь, значит, твой Ангел-Хранитель рядом. Если нет хотя бы одного из этих признаков – значит дела твои пошли не в правильном направлении. Всё просто.
— Для тебя, может быть, и просто. А для меня не очень, — ответил я.

Молитва — Дух, дыхание и жизнь,
За них держись, чтоб выжить в сем огне,
В смирения одежды облекись,
Терпением укрась себя везде.
.
Сжимая зубы, перед Господом терпи,
Раз Он терпел — нам надобно терпеть.
В терпенье проживая годы, дни,
Не уставай на сем кресте висеть.
.
Может, душа, спустившись в бездну, в ад,
Однажды вдруг свободу обретет?!
И скажет, обратив свой взгляд назад:
«О, если бы я знала наперед,
.
Сколь много блага я теперь имею,
Я б не роптала в дни моих мучений!»
Господь ответит: «Вера НЕ ЕСТЬ знанье», —
Поэтому и веруй без сомнений.
.
Веруй, что все, что было (будет) с нами,
Все то — от Бога, лишь на пользу нам…
И, поливая скорбный путь слезами,
Скажи: «Достойное приемлю по делам…»
.
Ведь всех облекшихся разбойничьею правдой
Господь с креста и прямо в Рай введет.
Терпи, душа, зная: неправды наши
Душа только терпеньем переждет.
Глава десятая
— Непрерывная скорбь о себе — не будет ли это слишком примитивно для меня? – продолжил я
разговор с Денисом на следующий день.
Да, это будет примитивно, — согласился со мной Денис, — но каждому из нас дана свобода выбирать. Или скорбь и благодатная жизнь в Боге. Или умничанье о Боге и духовная смерть. Третьего не дано никому. В наше время молитвенную скорбь о себе выбирают единицы, а широкий путь во все времена выбирало большинство.
— Почему так происходит? Ведь тесный путь заповедан Богом.
— Воспитание, — Денис немного помолчал. — Если человека с детства никто не приучает к самоограничению и к молитве то ему будет трудно жить в скорби о себе. Душа будет искать в вере что угодно, только не скорбь о себе.
— Жить в скорби скучно, Денис.
— Нет… — улыбнулся он, — покаянная жизнь в Боге не может быть скучной. Покаяние увлекает. Оно требует непрерывно пересматривать свою жизнь. Все прежние убеждения и даже все те науки, которые ты когда-то изучал надо будет переосмысливать заново. Поверь, переосмысливать жизнь свою, это совсем не скучно. Покаяние постоянно будет менять свою форму, — лицо Дениса ожило и, как мне показалось, озарилось неземным светом, — если оно исходит от тебя самого — то это подделка. Но если оно исходит от благодати, то это будет чудо. Ты увидишь как не сам ты плачешь о грехах своих, но увидишь Бога Духом Своим Святым плачущим о твоем падении. Если ты увидишь это, то душа твоя очаруется тем как плачет о тебе Бог, и станет блаженной, по заповеди: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся». А дальше — больше. Ты увидишь внутри себя Христа, Ангелов и Святых, но не будешь видеть видений. Это так прекрасно и так сладко для души, так привлекательно для неё, что нет на земле таких слов, которые смогли бы описать великое блаженство покаяния. Нищета духа убивает в человеке умственную мечтательность скорбью о его падении. Благодатное покаяние – редкий дар. Оно известно немногим.
— Почему благодатное покаяние в наше время встречается в людях редко?
— Суета. Многих убивает суета.
Человек не боится забвения о Боге. Не боится гордости.
— А что такое гордость? — спросил я.
— Гордость — это когда человек благодатные понятия о Боге и благодатные понятия о себе и о своих ближних заменяет своими собственными понятиями. Гордый человек ВСЁ видит в ложном свете: себя, ближних, Бога, Вечность… Вообще всё и всегда.
— Значит, получается, что я тоже гордый человек, раз во мне нет благодатного покаяния? – вопросительно посмотрел я на Дениса.
— Разве же я судья тебе, Сергей? – вопросом на вопрос ответил мне Денис. — Дай Бог, мне самому в себе разобраться бы.
— Может, хватит сегодня о духовном, Денис? – попросил я его.
— Может, хватит, — согласился он.
Часто я потом задавал себе этот вопрос. Что, собственно, изменилось в моей жизни после моего знакомства с Денисом, кроме того, что я пришёл к вере? Да ничего, собственно, не изменилось…
Я шел к той же цели что и раньше. Искал самореализации в необычном. Жаждал чуда. Не хотел мучиться от ежедневной рутины от которой жестоко мучаются и страдают миллионы людей…
Денис, по Милости Бога, помог найти мне ПРАВИЛЬНУЮ точку приложения моих сил. Я перестал искать способы как покорить в себе мистическую силы природы, но стал искать покаяния, покаяния и только покаяния.
Дениса вскоре сократили на работе и он стал жить рядом с той дачей где жил и я.
Там, в почти полном уединении и удалении от всех и от вся, я начал впервые слышать внутри себя все более и более ясный голос Совершенного Навигатора. Те четыре с половиной года уединения, во время которых, кроме как с Денисом, я ни с кем не виделся, были для меня наиболее блаженными и беззаботными в моей жизни.
Экономические тяжести перестройки нас с Денисом не коснулись. У него были достаточные средства. В наших домах не было электричества. Одежда и пища были самыми простыми. Хлеб мы пекли себе сами. Все наши устремления были направлены на поиск духа сокрушения перед Иисусом Христом.
Глава одиннадцатая
Безмолвие.
Не найду слов или же стихов какими можно было бы описать то долговременное блаженство, которые Бог дает любящим молитву и сокрушение духа ради имени Иисуса Христа.
Невозможно описать то что переживает душа терпеливо безмолвствующая ради Бога.
Первое, с чем встречается душа в безмолвии, это её прошлое, которое покаянно, в течение нескольких лет, переосмысливается, и потом становится как несуществующим, но это не сразу, но спустя лет двадцать после того как начат опыт покаянной молитвы.
Переосмысление жизни происходит то фрагментами сожаления о том, что неправильно жил. То заново переосмысливаются значительные периоды прежней жизни. То вдруг кающаяся душа начинает видеть внутри себя грех там, где прежде она в себе греха не видела и не подозревала даже о том как (именно) появлялся внутри души грех. А потом душа непременно увидит что ВСЕ прошлые её чувства, что ВСЕ прошлые её мысли, ВСЁ её прошлое было весьма и весьма гордым и греховным перед Богом.
Покаяние и переосмысление принесут в душу боль, без этого никак нельзя, но после боли, которая уходит не сразу, приходит к душе Господь и Бог успокаивает её в молитве. Причём, чем постояннее и больше скорбь и боль, тем больше бывает благодати и покоя.
Бессмысленно ожидать благодати в уединении без скорби о себе самом — в этом я убеждался неоднократно. Если есть скорбь и крест – то будет и благодать. Если же нет скорби перед, до времени жестоко молчащими Небесами, — не ожидай от Бога и благодати.
Благодать же в безмолвии приходит в таком изобилии, что забывает кающийся о том, что живет он на земле, но думает он, что уже и телом своим он вошёл в Царствие Небесное!
Наиболее коварное искушение в безмолвии, гордая мечтательность усиленная внушениями от демонов. Несмиренные, псевдопокаянные, гордые чувства «к Богу», «к святым», «к Богородице» могут начать оживать в душе усердно молящегося и звать его для не терпящей отлагательства, поспешной деятельности в миру.
Тут надо быть терпеливым и не верить себе. Цель демонов — выманить кающегося из его внутреннего уединения, ради мнимо благой гордой цели в миру, на приходе или же в монастыре.
В миру сатана внушает тем, кто неспособен нести тяжесть безмолвия, что они непременно принесли бы Богу великие добродетели, если бы были в безмолвии.
А тем безмолвникам, которые призваны к этому подвигу самим Богом, сатана внушает, что они много больше принесли бы пользы если бы жили в миру. И в том, и в другом случае внушает сатана гордость и мечтательность. Внушает красочные представления внутри души подвижника об обилии добрых дел. Примечательно, что чем ярче мечты, тем они несбыточнее, тем к большим падениям они приводят тех кто доверяет своей гордости.
Смиренный же ВСЕГДА говорит сам себе ОДНО И ТОЖЕ: «Ни в уединении, ни в миру я не буду исправным перед Богом. Каяться мне нужно больше.»
Помыслы дьявола не побеждаются словами, не побеждаются количеством прочтенных книг о духовном, но побеждаются Личной благодатью Бога.
Выражаясь ещё точнее, вражеские мысли побеждаются внутри души человека Самим Богом. Без Бога же человек – полное ничто. Ни помолиться, ни увидеть внутри себя
непрестанно живущий в себе грех он не может… Когда же полностью смирится человек (что быстро ни с кем не происходит), то приходит к нему НЕОБЫКНОВЕННО устойчивая помощь от Бога, но УСТОЙЧИВОСТЬ приходит не ранее, чем выстрадает душа полноту всех отмеренных ей Богом немалых скорбей и многие недоумения помыслов.
Глава двенадцатая
Более двадцати семи лет прошло с тех пор как я впервые встретился с Денисом. Но что такое двадцать семь лет перед Вечностью? Истинно ничто.
Конец и Богу нашему слава во веки.
Аминь!

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА

 

Написать письмо или оказать помощь автору