Научись говорить на языке Ангелов

9м1.jpg

Научись говорить на языке Ангелов
Прошу читателей воспринимать мои мистические рассказы как литературный прием, призывающий человека задуматься о предметах духовных, но не как призыв к религиозному визионерству, который Православной церковью традиционно — считается обольщением.
Язык Ангелов манил меня к себе с раннего моего детства. Иногда, сквозь незамутненное страстями мое детское сознание он лишь издалека касался моих мыслей, напоминая мне о мире ином, мире прекрасном, мире далеком и в то же время, близком и родном. По временам он жил во мне подолгу, тихо и таинственно овладевая сокровенной живой тишиной моего сердца. В юношестве бывало иногда так, что язык Ангелов врывался в мою жизнь неожиданно, властно, всеохватно. Словно несущаяся с горных вершин лавина, он сминал во мне всё! В таких случаях в мои чувства врывались понятия ранее для меня: неведомые, сильные, мистические, не поддающиеся объяснению. Во время этих, не зависящих от моей воли наитий, в мое сознание отчетливо входили понятия: Вечность, Суд Божий, блаженство единения с Богом и о вечной муке, ожидающей тех, кто осмеливается забывать о Боге… Один из таких случаев запомнился мне особо.
Был школьный вечер и танцы. Мои одноклассники танцевали танго и на меня вдруг «нашло». Увидел я перед собою танцующие полупрозрачные, духовные трупы. Эти трупы ничего не могли знать о тех вечных муках, которые могут ожидать всех тех за гробом, кто не кается в богозабвении, но вечная мука уже… невидимо жила в них, невидимо пронизывала, своим вечным адским холодом их тела и все их мысли… В трупах жила вечная смерть. Я отчётливо чувствовал эту опасность. Видение это было столь сильным, что я громко, перекрывая звук колонок музыкальной аппаратуры, во весь голос зарыдал. Потом я ушел подальше от всех в раздевалку, но и там долго не мог успокоиться. Вот с того самого времени и стал я сильно не любить танцплощадки. Иногда, видя танцующих забывших о Боге людей, я вновь и вновь видел танцующие в преддверии вечных адских мук полупрозрачные полуживые, наполненные до краев вечной мукой, трупы.
Не любит мир тех, кто напоминает ему о Страшном Суде Христовом… Что же было удивительного, что мир отринул меня? Отринул, как несвойственного себе, отринул вместе с моим живым интересом к языку Ангелов. Отринул для того, чтобы в уединении удобнее мне было слышать то, что для большинства людей, неинтересно, ненужно, недоступно и даже враждебно. Миру просто легче было обвинить меня в безумии, в высокоумии и в духовном обольщении, чем сделать попытку познать себя самого с помощью языка Ангелов!
Можно обвинять меня, в чем угодно, тем более что для обвинения кого-либо, труд души не нужен. Можно сказать что всё, о чем я пишу, это просто бред воспалённого моего воображения, но я-то знаю, что войти в Небесный Ангельский мир — ВОЗМОЖНО. Услышать язык без слов, которым Святые воспевают непроизносимое на языке людей имя Бога — ВОЗМОЖНО. Заглядываю я внутрь себя и говорю себе:
— Господи! Мир Божий, мир духовный, мир Ангельский: тысячекратно прекраснее, тысячекратно сильнее, тысячекратно ближе и роднее для меня, чем мир земной!
Языку Ангелов научиться непросто. Прочитать особую книжку, поговорить со знающим человеком и пройти мистическое посвящение — этого крайне мало…
Мир Ангелов скрыт от людей — волей и Силой Божиего запрета.
Почему так?
Почему мир Ангелов, скрыт?
Разве плохо бы было? Встаём мы утром, а Небеса раскрыты для всех. Всем видны Небесные обители. Всем виден мрачный ад! Грех, был бы мгновенно оставлен, а молитвы к Богу стали бы повсеместными… Но мы не видим этого на деле. Пение Небес и мрачные бездны ада видят лишь единицы из десятков тысяч людей. Видят в уединении, вдали от многолюдства, вдали от глаз человеческих.
Почему?
Кто, кроме Бога может ответить на этот вопрос?
В мире духовном иное время. Иные отношения. Иные разговоры. Иные мысли и чувства, не такие как на земле. Хорошо там. До безумия хорошо! Лишь однажды стоит душе побывать там — это все!!! Пропадает человек для этого мира. Ведь крепче любого наркотика привлекает к себе душу человека духовный мир Божий и крепко-накрепко привязывает ум на поклонение Всемогущему Богу на целую бесконечность времени вперед…
Нравится мне быть в духовном мире святых.

Нет там спешки.
Нет суеты.
Нет лишних слов.
Обман там невозможен.
О корысти и о зле там невозможно даже помыслить, а не то, что сделать что-либо противозаконное.
Святые блаженные места, находясь в которых, получает душа свободу от искушения злом.
Свобода же от искушения злом даруется — ТОЛЬКО ценой полного послушания Духу Бога.
Так почему же Небо молчит перед человеком?
Почему, преисподняя заблаговременно не предупреждает грешников о том, что их ожидает за гробом?
Но…, подумайте сами… что(?) будет, если сойдет с Неба Ангел и скажет…
— Возлюби Бога, а себя возненавидь. Пустых мыслей в себя не принимай. Безбожные мысли – приводят к вечной смерти. Молись непрестанно. Ничему не радуйся, кроме как о Боге. От развлечений беги. Домашние твои — враги тебе, если мысли их всегда о суетном и для Вечности неполезном…
И что ответит на это человек?
Не прогонит ли Ангела?
А видение ада… сможет ли человек понести зрение мучений грешников в аду, где находятся его родственники?
Невозможно некрепкой в вере душе — видеть для себя безболезненно: ни Небо, ни Ангелов, ни ад.
Душа услышавшая пение Неба забывает обо всем и делается неспособной для жизни на земле, меняется человек лицом, всеми чувствами погружается в то, что видит. Не в земных словах, но в силе живых чувств вкушает она пение Ангелов о славе Всемогущего, или же о славе праведного Суда над родом человеческим. Неподготовленному человеку нельзя слышать пение Неба, нельзя видеть мучения грешников в аду. Лишь тем, кто любит Бога, Бог открываются тайны в мире духовном.
От того тяжело слышать человеку голос Неба, что невозможно чтобы голос Неба не возвёл человека на Крест исполнения заповедей Христа.
Голос Неба не хвалит в человеке ничто. За всё воздает славу у Богу и почитает за ничто все то, что: думает, чувствует и делает человек в своём падшем гордом мире.
Чтобы услышать Небо внутри себя, надо долго, мучительно, до крови, ежедневно преодолевать в себе духовную лень, отвергать любовь к развлечениям, убивать в себе забвение о Боге и, что труднее всего, признать себя достойным вечных мучений в аду. Но гордому человеку не хочется идти долгими путями. Не хочется признавать себя достойным вечных мук. Гордому человеку хочется учить других правде — которая перед Богом — сущее НИЧТО.
Так, как же может человек научиться говорить на языке Ангелов?
Это просто и непросто одновременно. Должно приучить в себе слова Евангелия ставить выше всего на земле. Большего Бог от человека не требует. Послушный Евангелию, непременно, рано или поздно увидит Небо внутри своих чувств и научится говорить на языке Ангелов.

Написать письмо или оказать помощь автору