Антология о лжи и скорби

2об1.jpg

Антология о лжи и скорби
Антология (греч. ἀνθολογία, дословно «собрание цветов, цветник») собрание литературных текстов сравнительно небольшого объёма.
Антология о лжи и скорби (зарисовка первая)
Ложь…
Думается мне, не всю ли жизнь свою я вынужден печально и пристально вглядываться в бесчисленновидное обличие её?
Не каждый ли день принужден я чувствовать её, ежемгновенно, внутри души моей?
Все годы, что каюсь, пытаюсь выпутаться из цепких навязчивых, крепких (быстрых, тайных и явных, быстро меняющихся) оков её и не преуспеваю. Не преуспеваю — потому что ложь тысячекратно опытнее меня и рождена прежде меня. Рождена дьяволом, падшим архангелом, имя которого… лучше бы никогда не произносить мне в помыслах моих.
Взываю к святым, к Иисусу Христу, к Единому Богу, способному избавить меня от цепей лжи, но ложь столь изощренна в тайном искусстве пребывать во мне, что и она, вместе со мной, взывает ревностно:
«Господи, помоги мне..!» Хочу или не хочу, но всегда — я, всего лишь смесь из сокровенной внутренней лжи и боли, боли — которую вызвало к жизни моё отпадение от Бога в Адаме.
Не сказать, что бы молитву мою не слышал Бог.
Вновь и вновь взываю всей душой:
«Господи, избавь меня от сокровенной лжи моей…»
Бог слышит. Открывает природу обмана живущего внутри меня, но то что я вижу, точно знаю это, мало кому отзовётся с той же самой ежедневной и многолетней (усиленной Богом) скорбью, что и во мне.
Делаю попытку составить антологию о лжи и скорби, и к чему я стремлюсь призвать читающего?
Стремлюсь призвать познать природу лжи в себе. Не в мире, не в других, но в себе самом и призываю к скорби.
Призываю к ежедневной многолетней, молитвенной скорби о себе самом, потому что без ежедневной пожизненной скорби о СЕБЕ самом — никто не может освободиться от внутренних цепей сокровенной лжи своей.
Антология о лжи и скорби (зарисовка вторая)
Как я познал природу лжи в себе?
Как увидел?
Когда впервые встретился с ней?
Духом Бога — познал я (прежде непостижимое для меня) действие сокровенной лжи во мне. Духом Бога увидел я, что сатана стократ хитрее меня и что я стократ грехолюбивее его.
Когда впервые встретился я с ложью внутри себя?
Наверное, с того самого времени как стал видеть мир и учиться жить (и мыслить) неправильно у себя, и у других.
А что для меня не соблазн, когда я весь бываю (временами) охвачен ложью…?
Я до бесконечности обольщен собой и дьяволом. Даже молитвы мои и те слова Божии, что искренне стараюсь понимать правильно — не тьма ли, и не в погибель ли мне?

Огл о безм

Антология о лжи и скорби (зарисовка третья)
Не люблю заумного богословия, но есть один простой-сложный вопрос, который, эхом, ежедневно и непрестанно отражается на всех мельчайших деталях моей внутренней жизни — на КАЖДОЙ моей мысли и на каждом чувстве. Отражается этот простой-сложный вопрос не только на мне, но и на всем человеческом обществе, и если я встречаю внутри себя (или в ином ком) какую-либо духовную несостоятельность и неудачу, то, я точно это знаю; это… — только лишь от того что люди ничего не хотят слышать и знать о этом простом-сложном событии.
Это простое-сложное древнее событие — отпадение первых людей от Бога, от Его Премудрости, от Его Силы, от Его Благости.
Молитвенно покаянно вдуматься и ужаснуться…
От бесконечного Бога — невозможно отпасть иначе как на бесконечность…
Вот откуда «растут ноги» сокровенной лжи и гордыни внутри каждого человека живущего в мире. Душа позволяет себе обольщаться, что уж кто-кто, но она-то… не бесконечно падшая и испорченная… Уж кто-кто, но она-то… не бесконечно слепая и беспомощная… Уж кто-кто, но она-то… не бесконечно грехолюбивая и безумная… Уж кто-кто, но она-то… не бесконечно неисправимая и враждебная Богу… Уж кто-кто, а я лучше других и лучше многих…
Бездонные родники слёз рождает душа моя когда я начинаю думать о себе.
Благодать живого Божиего Покоя входит в душу мою, когда я забываю о благости своей. Мир забыт и я ничего уже не хочу менять в нём. Единственно, о чём прошу:
«Господи, всех, кого возможно, помилуй»
Бесконечно падший я.
Бесконечная ложь живет во мне
Непрестанно научен скорбеть я над душой своей.

Над ВСЕМИ свойствами души моей — да пребудет спасительная, покаянная, истинная скорбь.
Над КАЖДЫМ чувством и мыслью моей да будет сокровенный плач.
Плач этот, пусть укоренится во мне — сокрушением духа, в навыке.
Плач мой о бесконечной греховности моей — это ЕДИНСТВЕННОЕ ценное приобретение в духовной жизни моей — без которого ВСЁ — ИСТИННО НИЧТО И ПУСТОТА…
Непрерывное сокрушение духа (непрерывная скорбь именно О ВСЁМ в себе) — рождает мир помыслов. Мир помыслов рождённый от покаяния рождает —
блаженное безмолвие ума. Безмолвие ума рождает — большое терпение в моих ежедневных многолетних скорбях и мир со всеми людьми, и с Богом.
Антология о лжи и скорби (зарисовка четвёртая)
Вся война внутри меня, все усилия души моей, вся духовная мудрость моя, все молитвенные усилия к Богу мои,
всё это — сосредоточенно в сокрушении духа который направляется ежедневно к непрерывной скорби о той внутренней бесконечной порче и лжи, которая истинно живет во мне всеохватно и непрестанно.
Пока я в теле, никогда и ничего не будет во мне неповрежденного бесконечной порчей. Знаю это не сам. Говорит мне об этом Евангелие и Дух Бога.

«Без Меня не можете ничего» (Ин. 15:5) Поэтому, ни я и никто другой не может своей силой или наитием увидеть ту всеохватную сокровенную слепоту и бесконечную испорченность и ложь свою которой ПЕРЕПОЛНЕН весь мир и каждый человек по отдельности…
Если вижу {ВСЕГДА тайно живущую внутри моего духа} бесконечную порчу в себе самом и скорблю о ней, то вижу её и скорблю о ней не сам, но потому что открывает мне моё падение — Дух Бога.

Если вижу порчу в других, вначале плачу о себе, а потом и о других людях.
Антология о лжи и скорби (зарисовка пятая)
Сокровенная, нередко тайная от меня, духовная борьба о спасении души моей не прекращается внутри моих: чувств, мыслей и самоощущения, ни на одно, даже на самое краткое, мгновение. Даже во сне я — или Божий, или (по большей части) причастен демонскому безумию и забвению о Боге.
Когда я думаю о своём прошлом, сравнивая его с тем что требует от меня Евангелие и Бог — то ничего кроме скорби, во мне эти размышления не вызывают.
Скорбь вызывает во мне боль и молитву, а внутренние болезни в молитве приводят к Покою.
Уж кто-кто, а я это опытом очень хорошо усвоил. Живой и устойчивый
благодатный Покой в Боге, без непрестанной боли о себе самом — я не получал никогда.
Антология о лжи и скорби (зарисовка шестая)
Хочу ли знать я, когда я бываю особенно лживым, особо легкомысленным и особенно крайне неправым перед людьми и перед Богом?
Очень хочу и стараюсь всегда помнить что:
когда мысли мои о Боге утрачивают внутреннюю всегдашнюю, о всём в себе, сокровенную скорбь, то в это мгновение я делаюсь весь ложь перед всеми людьми втройне и не ложью быть не могу.
Если я говорю или когда-либо говорил кому что о Боге, без сокровенной скорби о себе самом — то я не познал ещё себя, достаточно хорошо, но обольщаюсь в себе весьма и весьма о многом.
Антология о лжи и скорби (зарисовка седьмая)
Хранить непрестанное сокрушение духа внутри себя весьма и весьма нелегко. Вот почему, так мало кого всерьёз привлекут мои (молитвенно, десятилетиями выстраданные) мысли о лжи и скорби, и о бесконечно далёком отпадении всякой души человеческой от Бога. Ещё менее будет тех, кто станет упорно бороться за непрерывное сокрушение духа внутри себя: изо дня в день, из года в год, из десятилетие в десятилетие — пожизненно.
Но что мне до того?
Правда Божия, во все времена, избегала всех тех кто с болью и крайним постоянством — не искал Её.
Правда о бесконечной лжи и скорби, это не моя правда, это — Правда Бога, сказавшего:
«Блаженны нищие духом. Блаженны плачущие». Надо лишь: молитвенно, серьёзно и тщательно вдумываться в эти первые две заповеди Иисусовых блаженств. Надо помнить о них, хранить их в себе и не позволять себе роскошь забывать о сокрушении духа, хоть бы и на одно мгновение своей внутренней, сокровенной от всех — жизни.

Написать письмо или оказать помощь автору