Очарование Вечностью

foton3.jpg

Очарование Вечностью
.
Думаю, мысли человека, как и сам человек, имеют возраст.
Есть мысли как наивные дети, мысли как пылкие юноши, есть мысли повзрослевшие, остепенившееся, постаревшие и мнимо умершие. Может лишь казаться, что они умирают и забываются, но это не так. Мысли не умирают. Ни одна из них не умирает, сколь бы мелкой она ни была.
«Умершие» мысли вводят душу в то смирение, к которому всякого человека ведёт Господь.
Человек, как и Ангел, не может духовно умереть.
Желает того кто-то или нет, он будет вынужден преобразоваться в то новое, к чему готовит его Господь. Преобразовавшиеся услышат Ангелов и Бога. Они могут начать понимать Дух Бога не хуже, чем иные люди понимают других людей, но большинство из нас начнут понимать Бога и Ангелов, к сожалению, лишь по смерти тела…
Долго искал я истину среди людей, но не находил. Искал в себе, искал в пороках — не нашёл. Искал в природе, искал в науках — не было её и там. Искал в книгах у святых, но видел лишь её печальные следы… Не находил истину, потому что не знал, что всякий, кто её найдёт, внутренне сгорает внутри неё. Ведь истина — это Бог. ИСТИНА одна и она не терпит истин вне Себя Самой. Сегодня я встретил Бога и пошёл за Ним.
.
Идя за Богом, едва ли возможно думать о чём-то своём.
Выхожу на трассу, ведущую в Мантурово. Мимо с лязгом и грохотом проносится поток большегрузных машин.
Почему так бывает: иногда шум отвлекает от молитвы, а иногда не отвлекает, и это не зависит от личного сиюминутного желания. Рядом со мной Бог, во мне Бог, Бог и во всём том, что окружает меня: Он в этом потоке машин, Он в каждом водителе, что сидит за рулём, Он — в траве, в запахе асфальта, в жарком утреннем солнце, набирающем силу июльским днём, Он в том безлюдье дали и тиши, в которую ведёт меня сегодня за Собой до позднего вечера. На что же жаловаться? Не на что!
Спустя километр, сворачиваю с шумной трассы и ухожу полевой дорогой в сторону. Простор радует душу, ум молчит, чувства забывают прошлое. Мир людей с его вечными раздорами и недопониманиями удаляется от меня. Всё затихает. Привычно погружаюсь в реальность иного мира, реальность гораздо более реальную, чем мир физический.
Конечно, в мир иной можно войти и среди многолюдства, например, в храме, во время праздничного Богослужения, но на природе, в уединении это делается проще и как-то само собой. Оборачиваюсь. Трасса пока ещё не далеко, должен быть слышным гул машин, но его не слышно. Не слышно даже самых крупных дальнобойщиков. Они неспешно проплывают мимо меня, словно в немом кино. Из этого понимаю, что погружение моё в Господа стало более глубоким и наполненным, нежели прежде.
Почему так бывает? Почему только в уединении, ночью или в почти пустом храме таинство блаженнейшей молитвы многограннее и яснее открывается душе, чем, когда ты на людях? Духовные немощи и болезни в людях — это не то, что стоило бы любить… Любить в людях нужно Образ Божий.
Любить полезно и хорошо лишь то, что влечёт к Богу.
Но если человек увлечён и очарован не Богом? Такие увлечения не Богом не желает любить душа моя, но страдает и молится о тех, кто далёк от блаженств Христовых Заповедей, о тех, кто сам удаляет себя от общения с Богом.
Что такое простота общения с Богом? Это умение молчать рядом с Ним даже в мыслях своих. Это умение прислушиваться к тому блаженству, что повсеместно и непрестанно разлито во всём что видишь. Это умение слышать Бога — Его Духом. Умение слышать Бога Его Духом — высочайшее из доступных блаженств не только для человека, но и для Ангелов.
Молчание человека — ничто и оно не может быть не наполнено гордыней, молчание же Бога внутри человека — это такое Таинство, которое не может нарушить никто и ничто. Молчание Бога не нарушают ни демоны, ни Ангелы Божии, ни сам человек. Не сможет его нарушить и никакой другой человек, как бы ни старался.
Погружаюсь в Молчание Бога как в Жизнь, как в Бытие будущего века. Вглядываюсь в своё прошлое, что там? Там НЕПРЕРЫВНЫЙ призыв всех моих чувств и мыслей к Тому, от Которого зависит всё и все.
Спустя два часа пути прихожу на знакомый мне берег Неи. Река небольшая, но если её не переплыть, то на этой стороне нет пляжа.
День жаркий. Хочется охладиться в воде. Пью воду, взятую с собой про запас, раздеваюсь и вхожу в поток, который лишь первые полминуты кажется прохладным. Тело быстро привыкает, и становится тепло. Не спеша переплываю реку, выхожу на знакомый пляж. Вокруг, как и обычно, ни души. В этих местах редко бывают люди. Трава примята лишь в том месте, где прошёл к воде лось и где он переправился на другой берег.
Поднимаюсь по косе на километр выше по течению. Ложусь на горячий песок и закрываю глаза. Лежу около получаса. Нагреваюсь так, что хочешь — не хочешь, а опять нужно заходить в реку. Захожу в Нею, и в это время начинается гроза.
Перед глазами тысячи водяных пузырьков, тысячи маленьких брызг. С нагретой дневным солнцем поверхности реки сквозь дождь начинает подниматься туман. Плыву не спеша вниз по течению, к месту, где на той стороне лежит моя одежда, но помысел говорит мне, чтобы я не торопился. На той стороне я замёрзну, а на пляже могу согреться. Так говорит мне Господь.
Удивляюсь. Как я смогу согреться, если дождь льёт как из ведра, прекращаться не думает, а на этой стороне у меня нет ни спичек, ни сухих дров поблизости? Спичек нет и на той стороне, да и одежда вся вымокла насквозь. Но не спорю с помыслом, выхожу на мокрый пляж и начинаю интуитивно разгребать то, что подо мной. Под сантиметрами прохладного, намокшего от ливня песка, нахожу песок сухой и горячий.
Всё понимаю. Подхожу к навесу из песка, обрушиваю его на себя и зарываюсь в него. Странное ощущение… Впервые испытываю такое. Сверху прямо на лицо льёт дождь с такой силой, что, открыв рот, могу пить дождевые капли, а снизу прогревает жаром, сохранившемся от солнца. Лежу, греюсь и на несколько минут засыпаю под проливным дождём.
.
Когда просыпаюсь, дождь заканчивается также неожиданно, как начался, яснеет и вновь становится тепло. Провожу на пляже ещё два часа в молчании мыслей и чувств, переплываю на другой берег, и к вечеру не спеша возвращаюсь домой, наполненный Тишиной и Жизнью от Бога, возвращаюсь лишь для того, чтобы потерять найденную умом и сердцем Тишину среди людей…
.
Тоже, загадка…
Почему Мир Божий находит меня лишь в удалении от всех?
Почему, будучи найден, Он НЕ ПЕРЕДАЁТСЯ тем, кто не любит одиночества? Почему не передаётся тем, кто не любит молитву более, чем самого себя?
Я не знаю ответа на эти вопросы. Да и зачем мне знать их?
Всё знает Господь мой и Бог мой! — и это приносит в мои чувства Покой.

Написать письмо или оказать помощь автору