Три моих духовника

59р1.jpg

«Три моих духовника» (Из серии кратких зарисовок ЛЮДИ ЦЕРКВИ)
Великое видится издалека. Заметил что лишь спустя годы ум мой обретает способность видеть то на что прежде не обращал внимания. Сегодня вот отметил что все трое моих духовников (двое уже у Бога) весьма и весьма ярко отличались от моего духовного склада. То есть, они были такими, словно кто-то осознанно подбирал мне священников с теми чертами характера которых не было у меня самого. Также и сегодняшний мой духовный отец, отличается от меня так, что поставь нас рядом и.., ну ничего общего…
Моя жизнь протекла в жёстких условиях и в постоянных переездах с места на место. Сменил около 50 прописок, так что даже паспорт мне пришлось сменить, потому что не было места где ставить очередную печать о переезде по бывшему СССР. После развала СССР жил по лесам и горам, где прописку мог проверить разве что медведь в лесу, да и то… только лишь «на вкус».
Казалось бы, и духовник у меня должен быть соответствующим. Продутый ветрами и прошедший монастыри, как и я. Но нет. Все его «приключения» можно уместить в одно короткое предложение: «Служит на том же самом приходе где он родился, вырос и стал священником». Не сразу я доверился ему. Семь лет присматривался. Что за человек? Ведь выбор духовника — очень ответственный шаг. И сейчас не жалею, потому что если воцерковлённый человек не слушает совсем ни кого из священноначалия и не имеет навыка отречения от своей воли, то это весьма и весьма тревожный признак. Уж лучше мне слушаться духовника одного года рождения со мной, не пользующегося какой-либо особой славой, чем принимать какие-то свои ответственные решения без совета с духовным отцом. Мой сегодняшний духовный отец не особо щедр на наставления, но если он что-то говорит мне на исповеди или мягко отговаривает от какого-то моего решения, я внимательно слушаю его и исполнить сказанное им стараюсь не прекословя даже в мыслях… И я учусь у него тем качествам которых нет у меня самого. Учусь: терпению, любви к богослужениям, мягкости в обхождении с людьми, умению не настаивать на своём если тебя не слушают.
Бывает что и я не слушаю своего духовника в том что не касается духовных вопросов, прямо говоря ему что мне лень это делать или же просто неохота. Он молчит. А мне потом делается совестно и я иду и делаю то что для меня в силах делать. И одно, совершенно особое его качество исправляет меня весьма и весьма эффективно… Если я делаю какой-то весомый грех, тогда, это просто надо видеть, как же духовный мой отец страдает от моего греха. Он мучается моим грехом… Мучается по-настоящему и это видно невооружённым глазом. И я поневоле потом задумываюсь перед искушением где-либо согрешить. А стоит ли мне совершать такой-то или такой-то мерзкий поступок, и стоит ли мне, принимать в себя такие-то или же другие поганые мысли, если это нанесёт сильную боль уже не только мне, но и тому кто будет слушать мою исповедь. Я реально не хочу видеть как снова он будет страдать за меня… Страдать, может, даже более обострённо чем страдаю от своих грехов я сам.
Помоги моему духовному отцу Господь! Даруй ему терпения и даруй Господи и мне, такое же страдающее о чужом грехе сердце, как и у него. Ведь таким ценным качествам, как умение сострадать ближнему, не научишься из чтения одних только духовных книг, этому скорее научишься — находясь рядом с человеком имеющим благодать сострадания от Христа.
Первый же мой духовник, отличался от меня тем что был невероятно глубоко духовно образован потому что закончил Ленинградскую Духовную Академию. Был необыкновенно шумный и умеющий смирять гордых людей так, как я ни у кого более ничего подобного не видел. Юродивым он был, прозорливым и до фанатизма любил молитву Иисусову. Я же, как был так и остался до сего дня без духовного образования. Шума не могу терпеть даже и малого, никого и никогда не смиряю, а прозорливость и юродство это не моё и моим не будет. Единственное, что ко мне перешло от первого моего духовного отца, это умение вдумываться в тексты святых отцов не принимая поспешных выводов и стремление находить опору в духовном ТОЛЬКО в тесном единении с Евангельскими основными заповедями.
Мне неизвестна причина, но смиряя многих вокруг себя, мой первый духовный отец ни единого раза не сделал даже самой малой попытки смирить меня… Почему он не трогал моё самолюбие мне неизвестно, хотя гордыни во мне было в начале 90-ых, невероятно много, а сейчас духовная гордыня моя, так и вообще стала моим непрерывным спутником. Она безвыходно живёт внутри меня. Принимаю это как факт — в котором нужно искать непрестанное покаяние мне.
Прошло какое-то время, в образованности я, с горем пополам, под руководством первого духовного отца немного подтянулся. Прочитал с десяток книжек на духовные темы, возомнил о себе самом сам не знаю что и подался сначала в монастырь, где стал библиотекарем, а потом и вовсе сбежал в Алтайское высокогорье искать глубину покаянной молитвы Иисусовой. Первый мой духовник взял да и отошёл ко Господу, потому как и возраст у него был почтенный. Как он выразился. «Нечего «резину тянуть». Прожил больше восьмидесяти, вот и достаточно».
В горах встретил монаха.
Феноменальный был духовник.
Рядом с ним душа моя открыла такое блаженство и такую силу чудотворной молитвы, о которой я даже и не подозревал что такое возможно в наше время. Этот духовный отец смирял меня с невероятной плотностью. Любые мои, даже самые лёгкие попытки умничать на духовные темы пресекались так жёстко, что они даже толком и начаться не могли. А других он совсем не смирял, потому что жил в горах где никого не видел кроме меня. Причём, смирял он меня не только своим молчанием, но смиряла меня рядом с ним благодать Божия, да так сильно, что даже мысли мои останавливались в те дни когда я гостил у него. Монах был крайне неразговорчив, а после того как я спускался с перевалов вниз от него, то ловил себя на мысли что мне трудно было начать разговор с кем-либо. Уста мои словно склеивала благодать и я хотел, но физически мне было трудно разжимать скулы для того чтобы начать говорить, потом, конечно, разжимал, но сейчас думаю… А стоило ли?
Этот духовник привил мне вкус к постоянству в молитве. Привил склонность удаляться от общения с людьми. Привил вкус к молитвенной радости которая НЕУМОЛИМО исчезает при любом общении с людьми, хоть по телефону, хоть в сети будешь общаться значительное время, а благодать уйдёт. И уж тем более, молитвенная благодать уходит при излишнем общении в реальной жизни.
Уж что это за вредное такое существо человек, что Божие великое проявляется лишь ТОЛЬКО в тех условиях когда рядом нет ни единой души и нет достаточное время?!
Что особо отмечается сейчас в памяти, так это то что ни первого ни второго своего духовника, я во многом поначалу не понимал и не сразу принимал на веру то что они иногда говорили мне. Не соглашался с чем-то, и иногда вступал с ними в споры, считая что неплохо знаю святых отцов. С духовником же сегодняшним я совсем не спорю и что совсем уж удивительно, но как только речь заходит о Богословски сложных вещах, единомыслие один к одному.
Вот это-то и поражает меня более всего.
Как(?) может благодать Божия делать до мельчайших деталей единомысленными людей со столь разным жизненным путём и опытом как у меня и моего сегодняшнего духовного наставника? Почему нет даже и тени разномыслия? Откуда такое удивительное родство и единство мнений? Почему, я вижу что тот чья судьба не пестрит разнообразием подобным моему жизненному пути, к Богу, во многих деталях стоит значительно ближе нежели я сам?
И вот что ещё заметила душа моя.
Как же радостно видеть мне людей которые по каким-то качествам лучше нежели я сам. И мне кажется, что на нашем приходе если уж не все великие святые, но зато точно — все значительно лучше меня.
И как же бывает грустно слышать (при виртуальном общении) тех, чьё сердце жёсткое.
Как бывает печально осознавать, что твой собеседник ищет «правду» Божию или же какую-то свою, одному ему ведомую правду, — переступая через милость и через любовь…
А правда переступившая через смирение и через любовь, это вообще, правда ли?
Вопросы, вопросы и вопросы…
С некоторых пор заметил что мои воспоминания не дают мне ответов почти ни на что, но они вызывают во мне изумление о удивительных судах Божиих и этим удивлением своим я захотел в этой зарисовке поделиться со своим благорасположенным читателем.
Вот эта вот краткая моя зарисовка выше…
Ну какая в ней может быть полезная составляющая?! Никакой…
Ведь я не даю здесь никому и никаких духовных советов. Не учу никого молись постольку-то и молись вот так-то. Я лишь рассказываю о тех людях церкви что сумели достичь той самой высоты в духовной жизни которая не была доступной мне. И достигли они успеха в духовном в самых разных условиях своей жизни. Также, я заметил (за тридцать лет тесного общения со священством) насколько же они все разные! Более разных людей чем иереи РПЦ я в жизни своей не встречал. Есть очень юморные и очень серьёзные, есть спортивные и есть до предела ленивые к физическим движениям, есть компьютерные черви (речь не обо мне) и есть такие как мой сегодняшний духовный отец который компьютеры и телефоны недолюбливает откровенно и включает их только в случаях самой что ни на есть крайней необходимости. Но это не мешает ему изредка читать то что я создаю и конечно же, я советуюсь у него по тем материалам что выкладываю в сети.
А вот грех.., ГРЕХ ДЕЛАЕТ ЛЮДЕЙ ОДИНАКОВО СЕРЫМИ… грех лишает людей их яркого разнообразия, и сколько не ищи в людях греха хоть что-либо привлекательное, привлекательного в них почти ничего нет. Грех рождает лишь боль за тех кто грешит и более — ничего интересного.

Написать письмо или оказать помощь автору