Временная ссылка на создание электр. макета книги «Стихи о молитве и безмолвии»

l_2bpiRTuh4.jpg

СТИХИ О МОЛИТВЕ И БЕЗМОЛВИИ

1
Небесной флейты неземной узор
В событиях увидел я земных —
И прекратился бесконечный спор
Злых мыслей перепутанных моих.
.
Как многим хочется весь этот мир познать,
Чтоб снять с него таинственный покров.
Но Небу свойственно пред гордостью молчать
Перед пытливым взором мудрецов.
.
Небесным Светом освящая путь,
Взамен ума я веру приобрел.
Безмолвье тайн моя вдохнула грудь,
Мой дух успокоение нашел.
.
Вера проста. Весь ум мой покорив,
Она развеяла сомнения мои.
Ведь разве может быть Господь несправедлив?
Как можем видеть мы Его пути?
.
Страдавший на Кресте Господь Иисус
Под ноги Правде мир сей покорил.
И пусть теперь враги мои придут,
Если достанет им на это сил.
.
Но гласы демонов сюда не долетают,
Что им здесь делать, у Господнего Креста?
Душа моя покой здесь обретает,
Став чище чистого листа.

2
Зайдя в преддверие внутреннего храма,
Внутри себя я вижу пустоту.
Ни звуков, ни желаний, ни мечтаний, —
Ничто не представляется уму.
.
Я жив, но ум мой мёртв во мне.
Хотел бы я желать… эх, знать бы, что?
Что пожелать измученной душе?
Восстать из пепла? Для чего?
.
Заметил, не всегда ли так бывает?
Когда пред Богом предстает душа,
Она становится безмолвной и внимает,
Как умирает для земли она.
.
Но умереть пред Богом — это мало.
Как бы хотелось мне ожить пред Ним,
Расставшись с столь естественным желаньем
В себе самом быть в чём-нибудь благим.
.
Душа пред Богом умной быть не может.
И я в безумии Господа прошу:
«Будь внутрь меня Сам — Совершенством, Боже,
Я за Тобой, забыв мечты, пойду».

3
Война миров внутри нас происходит,
Война неведомых, невидимых мечей,
В ней каждый миг на подвиг нас изводит,
Оружье Ангелов над властию теней.
.
Теней не счесть, но битвы с ними нет
Для тех, кто плачем поразил… себя.
Для тех, кто в Тайный Тихий, Божий Свет
Вошёл, испив Прохладного Огня.
.
Огонь тот Свят. Не терпит суеты.
И что Огню до тысячи теней?
Стихает даже шёпот бесов злых,
При виде грозных Ангельских мечей.
.
О, если б только… сразу — и к Огню?
О, если б только… нам не годы… падать?!
Под страшными ударами… во тьму…
Чтоб научились… о себе мы плакать…
.
Кто боль от плача в сердце приобрел,
Тот на земле вкушает Духа Чистоту
И улетает, словно Царственный орёл,
В безмолвную Христову Высоту.

4
Кто нам поведает все тайны,
Что Бог дает своим рабам?
Душа сквозь годы испытаний
И не способная к слезам,
.
Вдруг дар, молитвой освященный, —
Слезу нежданную, — вкушает,
И радость у души прощенной
Границ воистину не знает.
.
Но благодать сегодня есть,
А завтра — годы темноты.
Душа… душа… смирись… смирись…
Смирись… смирись… до немоты!
****
Иной судьбы желать мне не дано.
Моя судьба мне дверь открыла к знанию.
Безумен я, когда хоть час живу,
Забыв о непрерывном покаянии.
.
Молитва покаянная моя
В покой и радость, как и прежде, приведет.
Лишь об одном жалею в жизни я:
Что покаяния мне недостает.

5
О, гордый разум человека!
Куда спешишь ты, вдаль летя?
Ведь тайны будущего века
Уже раскрыты для тебя.
.
Уже даровано познание,
Ведь Бог нам Сам Себя открыл,
Оставь же гордые мечтания!
Иль о паденьях ты забыл?
.
Бесчисленны пути падений.
Тропинка узкая дана
Нам избегать всех гордых мнений
У ног Распятого Христа.

***
Лучшее — молчание ума.
Лучшее — покров над тайной мира.
Лучшее — в молитве тишина.
Лучшее — не быть себе кумиром.
.
Плачет, плачет грешная душа.
Плачет, не рождая гордых слов.
Плачет дух — и умерли слова,
Не оставив на листе следов.

6
Я полóжу в кадильницу ладан,
Духом встречусь с забытым собой.
Как же мало и много мне надо,
Чтоб расстаться с земной суетой.
.
Сердце стихнет пред слогом молитвы.
Рассвет Духа погасит созвездия.
Дар бесценный — покой после битвы.
Дар блаженный — не знать сомнения.
.
Я возьму душу за руку тихо,
И сквозь запах кадильный войду
В ту страну, где рождает молитва
Радость близости ко Христу.
.
Господь встретит меня без упрёков,
Возвратив мне прежний покой.
И исцелит Иисус мои раны,
Как и прежде, Самим Собой.
.
Я растаю, как звёзды пред светом.
Ум безмолвьем молитвы сожгу.
Повстречавшись с молчащим собою,
Вновь к Распятию припаду.
.
У Распятия — тишина.
Здесь всегда так безмолвно и тихо.
На Распятье — Любовь Христа…
У Распятия дым кадила.

7
Как тяжело идти к смирению,
Там некровавых нет путей.
Нагрянут бесы мрачной тенью,
А мы ведь бесов не сильней!
.
Всех гордецов смиряют бесы,
Точнее, Бог, но — их рукой.
Чтоб снять злой гордости завесы,
Пролей, душа, слезы рекой!
.
Но и тогда, когда из глаз
Уже не смогут слезы капать,
Пусть плачет мудрая душа,
Чтобы ей в Вечности не плакать…

****
Я о безмолвии хотел писать слова,
О тайнах Божьих, о несовершенстве.
Но тайна Божья скрылась и ушла,
Напомнив о молчания блаженстве…
.
В молчанье дух вкушает тишину,
Певец безмолвья, тайн не нарушая,
Вещает Милость Божию уму,
О том, что с Богом мне не надо Рая.
.
К молчанью духа тянется душа,
Певец Небесный мне слагает песни,
Вновь по лицу души бежит слеза…
Опять, Господь мой, мы с Тобою вместе.

8
Перевернулся лист судьбы,
Я поменял усталого коня.
Ох, если б мог я жить без суеты,
То здесь бы ныне не было меня.
.
Давным — давно б мой потерялся след,
Не по земле прошли б мои следы…
Что впереди? Вновь суета сует
И новые разбитые мечты?
.
Тоскую я по тропам неземным.
Где взять мне нового Небесного коня?
И пролететь над временем пустым,
Но что-то держит на земле меня.
.
Я вновь мучительно ищу ответ: «Зачем?
Зачем мне день, восходы и закаты?»
И слышу тихое: «Господь наш все терпел,
Измены, скорби, клевету, утраты.
.
И ты терпи, терпи даже тогда,
Когда устали сердце и душа.
И знай, что по земле идет тропа,
Которая ведет на Небеса».

9
Душа моя молчит о тайнах Божиих,
А ум многоречивый говорит.
Что пред людьми я покажу? Свою убогость?
Иль Свет небесный утренней зари?
.
Вот смерть моя стоит у изголовья…
Я слышу ее близость… Подожди!
Постой немного, страшная, со мною,
Чтоб не любить мне прелестей земли.
.
У смерти лик — о, кто бы его видел!
И взгляд её — острейший нож душе.
Коса остра… Один лишь взмах — и выйду
Навстречу своей Вечности — судьбе.
.
Что будет там? По совести — не знаю.
Но так хотелось б Милостей Христа.
Я о Христе так часто забываю,
Но Бог не забывает со Креста.
.
Уже наполовину я не тут.
Уже наполовину я нездешен.
Душа моя, жди: за тобой придут.
И плач наш может там быть безутешен.
.
Воспой, душа, молчанье пред Христом!
Рыдай, душа, но помни, что в тебе,
В слезинке каждой есть нечистота,
Распятая на Божием Кресте.

10
Душу наполню
плачем покаяния.
Всё остальное —
фоном у лица.
Незримо вновь войду
в страну безмолвия.
Минуты, годы, жизнь
омыв с листа.
.
Лист чёрный,
как и буквы на листе…
Жизнь как минута,
вечность — как мгновение.
Пред Богом я
вне времени уже.
Прощён,
забыт,
омыт
забвением.
.
Забвение греха —
в том Милость Бога.
Я плачу и не плачу…
Бог лишь свят.
И вновь, и вновь
я гордой вязью букв
раню Того,
Кто был за нас распят.

11
Рука возьмет небесные аккорды,
Беззвучно струн в мире ином касаясь.
Слова умрут в живом безмолвье Бога.
Войду в Покой, назад не обращаясь…
.
Пройду туда, где места нет печалям,
Прохладу крыльев Ангельских услышав.
Убью мечты в местах, где нет мечтаний…
Словами Божью Милость не нарушив.

****
Нет, не в словах Господь, но Небеса
Он прямо в сердце человеку насадил….
Архангелов я слышу голоса…
Дух мой утих — и о земле забыл.
.
Красот Небес в виденьях точно нет.
Краса Небес есть Божие молчанье.
Прекрасен плач души моей… о, нет!
Прекрасен Бог, мне давший покаянье.
.
Ум, если кается, то истинно молчит,
А гордый ум не терпит дух молчанья.
Гордец виденьями перед Господом смердит,
А жизнь смиренных — только покаянье.

12
Я стою
под небом на земле,
Надо мной и подо мною —
пустота…
Кажется, что я
секунды не жил,
А вот жизнь уже
и прожита…
.
Струны Неба
трепетной рукой
трону…
И прислушаюсь к стихам.
Это тайна,
но над каждым словом
Лучше бы молчать
моим устам.
.
Вот
взлетел душой я к небу Неба
И исчез в безмолвье
непустом.
Знаю я, что я
мгновенья не был
настоящим, истинным
певцом.

13
Как безмолвие без слов в стихах воспеть?
Но ведь Господу возможно даже это.
Как без гордости пред Господом скорбеть
О грехах безумного поэта?
.
Прожил жизнь, но счастье я познал
Только у Господнего Креста.
В тайнах духа глас я услыхал
Волею Распятого Христа.
.
И как только я услышал Бога,
Дух мой во смирении утих.
На невинность чистого листа
Набело родился новый стих.
.
В тайнах слова мой летает дух,
Ангельские крылья ум несут,
Песни Неба услаждают слух:
Хор Небесный Бога славит тут.
.
Хор без слов во мне родит слова.
Песни Неба ТАЙНОЮ чисты.
Вновь моя усталая душа
Соки пьёт от Божией Весны.

14
Душе моей что может быть дороже,
Чем слов молитвенных простое повторенье?
Хоть «Богородице», хоть «Господи, помилуй»
Льет в чувства свет и в сердце умиленье…
.
И я, душой прислушавшись к словам,
Не в даль мечты далекой улетаю,
А припадаю к Божиим стопам
И всем умом и сердцем затихаю.
.
В уме нет мыслей, нет на сердце слов
И нет мечтаний никаких чудесных,
Душа освободилась от оков
И от шептаний демонов прелестных…
.
Когда я с Богом – утихает все в душе.
В Боге Покоем дышит тишина…
С Ним не приходят помыслы ко мне,
И нет нужды в играниях ума.

****
Пусть Богу в Небе Ангелы поют!
Я Богу петь, конечно, не умею,
И тишиной наполненная грудь
Уже пред Богом говорить не смеет…

15
В безмолвии сокрыта чистота,
Аккорд Небесный, в котором нету лжи.
Паденье порождает в нас слова,
Слова забывшей о смирении души.
.
Из этой буйной вязи «умных» слов
Мы вяжем сети для себя и ближних,
Плывем по морю бесконечных снов
И в гордости бываем неподвижны.
.
Но шторм смиренье порождает в нас,
Паденья гордецов всю жизнь смиряют.
В падениях мы видим без прикрас,
Что мир себе мы просто сочиняем.
.
В штормах и бурях в истомившейся душе
Ростки смирения невольно прорастают,
И на очищенном паденьями уме
Слова молитвы покаянной затихают.
.
Как ложь в нас проникает глубоко!
В нас покаянья нет, чтобы без лжи…
К смиренью духа мы приходим нелегко.
Душа моя смиряться не спешит.
.
Придет Господь — во мне затихнет все.
Ни покаянья, ни молитвы Бог не примет.
Очистив душу, вложит Он Свое
И от Своих Свое Себе приимет.
.
Блаженное Безмолвье оживет,
Во мне сжигая бесконечность снов.
Душа познает с Богом бытие
И позабудет ложь безумных слов.

16
Мысли чужие, не тревожьте тишину.
Лишь в ней одной я слышу голос Бога.
В страну молчанья первозданного войду,
Не встретив спутника земного.
.
Мир, что я знаю, пусть во мне умрет.
Всё прошлое моё душе не жаль.
Небесный Ангел гимн безмолвью пропоёт,
Раскроет сердце, скроется в печаль.
.
В печали Бога встречу, молча встав
Пред Ним на кровь своих коленей сбитых,
Душой измученной устав
Жить непокоем незабытым.

17
Жизнь моя — непропетая песня,
Жизнь моя — невзлетевший полет,
Жизнь моя — недопитая чаша,
Скоро смерть моя, видно, придёт.
.
Смерть придёт и ворота откроет
В Вечность злую, иль в Вечный покой?
Ангел Божий прохладные крылья,
Может быть, распрострет надо мной?
.
Знаю, жить я старался по Богу.
Только падал без счета всегда…
И на острые камни дороги
Вновь ступала босая нога.
.
Часто падая, встать я не мог,
Обессиленный, Богу молился,
Через жернов жестоких невзгод
Был я смолот, но все ж не смирился…
.
Лжесмиренных смиряет Господь
В многолетних и злых искушеньях!
Я упал перед Божьим Крестом,
Быв не в силах стоять на коленях.
.
Но упавшего Бог приютил.
Дал свободу от мыслей прелестных.
Дух мой весь прогорел и остыл,
Вкусив сладость чертогов Небесных

18
Господь Иисус!
Твоё святое имя
Я не достоин
Ни писать,
Ни говорить.
Но Ты омыл,
Забыв моё унынье,
И дал возможность
Вновь безмолвье пить.
.
Я пью душой.
Слеза омыла очи.
Я весь растаял
И сгорел в Тебе.
Ты вновь нашёл
Мой дух
В духовной ночи,
С Любовью вспомнив
Обо мне.

19
Когда печаль Небес
Сжигает мысли,
Мне хочется
Лишь плакать и молчать…
Рука не пишет,
Дух мой плачет к Богу.
Господней Тишине
Хочу внимать.
Не до стихов,
Не до людей
И не до песен…
Негрустное
Мне Небо не поёт.
Таким, как я,
Веселье неуместно.
Грех – он и в грусть мою
С гордынею пройдёт.
Злой бес во мне
Пожизненно — всегда
Внутри души моей сокрыт
В моих молитвах…
Молюсь Христу.
Ведь лишь Его Рука
Меня поддержит
В ежедневных битвах.

20
Во мне молитва дух молчания рождает,
В блаженстве духа пред Иисусом предстою.
Вновь ничего душа не ожидает,
Безмолвно Бога я за всё благодарю.
.
Слова мои! Я им давно не верю.
Я постоянным был лишь во грехе.
И потому в Любви Христа немею,
Чтоб молча слиться с Небом на земле.

****
Как хорошо душе моей одной!
Нет, не одной, но с Ангелом своим.
Печаль моя сопроводит меня в покой,
В молчанье чувств пред Господом моим.
.
В молчаньи я. Лишь в нём одном — не лгу.
Я рад искусству слов во мне потере.
Ослепший мир прибил меня к Кресту,
К блаженному безмолвию о мире.

****
Неспешность мысли — как блаженна ты!
И как блаженна в одиночестве молитва:
Безмолвная, как нежные цветы,
И тихая, как поле после битвы.

21
Все мои блага — Господь,
Все мои песни —
о Нём.
Разве духовная ночь
Может быть рядом с Христом?
.
Кто есть несчастнее всех?
Тот, кто забыл о Творце!
Цепь бесконечных утех,
Не приближайся ко мне!
.
Мир зло забвения пьёт,
С жадностью неимоверной!
В мир сей антихрист грядет,
С тайною хитрой
и скверной.
.
Горько, печально душе
За тех, кто себя обрекает,
За тех, кто о вечном огне
Во днях суеты забывает.
.
Торопится шумная жизнь
Под плеткой злых бесов во ад.
«Играй! Покупай! Насладись!
Создай на земле «райский» сад!»
.
Но все мои блага — Господь,
Все мои песни —
о Нём.
Разве духовная ночь
Может быть рядом с Христом?

22
Дух слова погубил во мне.
Я прозрачной молитвой дышу.
Пусть кому-то безмолвие — смерть,
Я ж в безмолвии оживу.
.
Дух в молитвенной тишине
Дарит мне способность познать:
Ничего нет блаженней душе,
Чем перед Богом желаний не знать.
.
Иисуса имя твержу,
Имя Бога мне — хлеб для души,
В Его имени нахожу
Сокровенную жизнь.
.
Ветер Духа коснется струн —
Звук безмолвия так блажен!..
Нет земных в нем тревожных дум,
Обещания перемен…

23
Всю жизнь борюсь я с чьей-то мрачной тенью,
С властью настойчивых невидимых цепей,
Захватывающих жесткостью и ленью,
Злой хладностью к страданиям людей.
.
Я часто падаю, а тень не устает,
Её труды невидимы и злы.
Как часто я не вижу наперед,
Где вместо блага — сети сатаны.
.
Душа, не плачь, Бог знает, чему быть.
В падениях покайся — и иди!..
Нам не дано одних побед вкусить
На этом темном жизненном пути.
.
И в пораженьях наших явит блага Бог!
Лежащий путник просит состраданья…
Ужель Христос — и мимо вдруг пройдет?!
Он ждет от нас всего лишь покаяния.
.
Века назад Иисус, Спаситель наш,
Ходил по нашей горестной земле
И на Голгофе Он за всех страдал,
Где не забыл, как видно,
обо мне…

24
Я выхожу на тропу войны.
Враг невидимый — гордость, живет во мне.
Если у гордости какие-то правила есть,
мне они неясны.
Поражений моих на этой войне не счесть.
.
Сложно было мне встать с жестоко разбитых колен!
В бесчисленный раз взыскать благодатной молитвы,
Отряхнув с старых ран соль унынья, сквозь демонский плен,
Внутрь уставшей души вновь зайти после длительной битвы.
.
Знаю я, лишь терпеньем себя я смогу победить.
Тем терпеньем, что станет ненужным, когда я умру.
Лучше б мне на войне с сатаною себя сокрушить,
Чем, взыскуя покоя, в себе обрести сатану.
.
Горько и жаль мне:
плясал и пел,
Злобно дрался порой, но, увы, не с собой…
Жаль, я счастье искал, но не в Боге, а где-то вдали…
Настрадавшись вконец, в покаянной молитве обрел я покой.
Со слезой бесконечной открылась мне тайна земли.
.
Я увидел: земля в благодати Христовой плывет
По начертанной Богом от века для всех колее.
Иисус, Он насильно к Себе никого не зовет.
Но слеп тот, кто не ищет спасения грешной душе.

25
Я в мастерскую духа захожу
И двери закрываю за собою.
Я ничего в себе не нахожу,
Что предложить, Господь мой, пред Тобою.
.
Любое благо, Господи, есть Ты!
Во мне нет благ, но есть Твоя любовь.
На Алтаре моем лежат цветы,
Уходят страсти, остывает кровь.
.
Болезнь сильна, уж не могу я встать.
Пишу я лёжа новые стихи.
Уж коль, душа, не можешь ты рыдать,
Пред Господом немного помолчи.
.
В молчанье — Бог! А в гордости — слова!
В словах есть ложь. В молчанье её нет.
Молчи, моя усталая душа,
В себе увидев Чистый Божий Свет.
.
Я в мастерскую духа захожу
И двери закрываю за собою,
И ничего в себе не нахожу,
Что предложить, Господь мой, пред Тобою.

26
Сколько много людей в стороне от Христа
Бесконечные споры ведут.
Споры их ни о чем, споры их о пустом,
Бездны адские спорщиков ждут.
.
Ля-ля-ля, жу-жу-жу, ля-ля-ля, жу-жу-жу,
Правду любящим места здесь нет.
Я тропой пустословов давно не хожу,
Мне милей слова Божьего Свет.
.
От безбожных речей душу давит тоска,
Без Христа всех их ждет пустота.
Мир две тысячи лет презирает Христа,
Дай мне, Боже, стоять у Креста.
.
У Креста места нет для пустых глупых слов,
Бесконечным речам здесь не место.
Мертвых душ не разбудишь краткой правдой стихов,
Обличать мертвый труп неуместно.
.
Мне приходится горько, горько-горько молчать,
Сердце болью о павших поить.
Ждет их всех пустота, ждет их всех вечный ад,
Не умеющих Бога любить.

27
Несчастен тот, кем движет нелюбовь…
Не осуждаю нелюбовь и не приемлю.
Глаза души своей закрою: вновь и вновь
Безмолвью скорбному безмолвным духом внемлю.
.
Внемли, душа, смотри: не осуждай
Тех, кто не принял силы для любви.
Спасенью своему, душа, внимай,
А не сужденьям немощной земли.
.
Юродство слов одних в безумье вводит,
В других — печаль безмолвия творит.
Душа моя порой слов не находит,
И ум мой, опечаленный, молчит.
.
Где плакать, где смеяться, уж не знаю,
Уж жду, когда навеки замолчу.
Я землю даже в мыслях покидаю,
Хоть нет на ней, кого я не люблю.
.
Земля — земля, сокровище бездождья,
О всех я, как уж мог, так и молился.
Душа моя, ты пленница безмолвья,
К которому я с малых лет стремился.
.
Я не печален, и печален я,
Для непечали мне причина — Бог.
Ну, а печаль — это моя стезя,
Таинственный Божественный чертог,
.
В котором тайнам Духа внемлет
Моя навыкшая ко скорбному душа…
Душа моя, покинувшая землю,
Омытая безмолвьем, как слеза.

28
Придет ко мне из тьмы печаль,
Во мне сожжет мои слова,
Родит неведомую боль,
Чтоб моя гордость умерла.
.
Отпустит душу в тишину,
Чтоб мог я слышать голос Бога:
«Приди ко Мне!» — и я иду
Безмолвною и долгою дорогой.
.
Молитва в сердце оживет,
Душа моя забудет мир.
Все прошлое мое умрет,
Умрет мой ум, мой злой кумир.
.
Я положу́ перед собой
Как света луч, лист новой прозы…
Коснусь листа, и напишу:
«Молчанье не рождает слезы»

29
До немоты омытый чистотой лесной,
В Духе молитвы растворю слова́,
И, потрясенный Божьей глубиной,
Позна́ю, сколь блаженна тишина.
.
Слова растают в чистоте безмолвия,
К чему мне лгать, коль я нечист во всём?
Избави, Боже, меня гордого бездождия
И слов пустых перед Христом.
.
Вникая в лик божественной природы,
Я понимаю, что лишь тишина
Способна дар познания о Боге
Не исказив, мне принести сполна.

****
Не мне судить о современниках моих,
Глаза сомкну и затворю все двери.
В тайном раскаяньи прочту молитвы стих,
Возненавидев гордость осуждений.
.
Бог мне открыл, что стоит лишь принять
В среде людской любую сторону́ —
И ум от непокоя не унять,
И душу не приблизить ко Христу.

30
В Евангельских словах все судьбы мира слиты,
Как свет в росиночке одной,
Где мы не только Господа встречаем,
Но и, как Петр, отрекаемся порой.
.
Мне, грешному, раскаявшийся Петр
Родней и ближе неотрекшихся блудниц.
Бог каждому дает свою судьбу,
Мне же подал — лежать перед Ним ниц.
.
И я лежу, бессилен подойти,
Мне не дано лить слез на Его ноги.
Душа и сердце к Господу сухи,
Злой хлад души закрыл к Христу дороги.
.
Я изнываю от своих падений,
Конца ошибкам я своим не нахожу!
Нет сил встать перед Богом на колени,
И я пред Ним всю жизнь свою лежу…
.
Видит Господь — доволен я судьбою,
Желая всем быть ближе ко Христу,
Я недоволен только лишь собою,
Всех ближних даже в мыслях не сужу…

31
Трудно омыть слезой
Тяжесть навязанных снов.
Сложно остаться собой
В мире обманчивых слов.
.
Хотелось душе летать,
Хотелось знать правду ей.
Жаждал я перестать
Рабом быть чужих идей.
.
Отвергнув тщеславье отцов,
Стал я непрерывной болью,
Прошедшей сквозь свет веков
Неслышимой миру скорбью.
.
Слеза по гордыне течёт,
Смывая обманчивость целей.
Как долго свободы я ждал,
Без Бога во всём неумелый.

32
Сегодня мы одни, завтра — другие,
Что было благодатным — утекло
И испарилось, как туман осенний,
Который новым ветром унесло.
.
Как переменчиво всё в этом грешном мире,
И как бессильна, немощна душа.
Как затхлый воздух в нежилой квартире,
В душу вселяется жилец мой — сатана…
.
Ложь входит в сердце, сохнет все в душе,
Молитвы нет, и ото всех усталость.
Нет ни любви, ни жалости к другим,
Лишь маска доброты на мне осталась.
.
Но мне не хочется с сей маскою ходить,
«Рычать» на всех мне тоже не пристало.
Подай же, Господи, мне силы всех любить,
Чтоб имя Божие вновь в людях воссияло!
.
Подай мне, Господи, мечтания забыть,
Что я могу быть в чем-нибудь благим!
Подай мне, Господи, Тебя всегда любить
И не молиться идолам чужим.
.
Идол чужой, прежде всего,- я сам.
Я сам, как идол, падал и паду.
Не дай мне, Господи, по идольским стопам
Брести в мечтательном злом демонском плену.
.
Очисти, Господи, меня от суеты,
От мыслей многих о себе и всём!
Дай, Боже, знать мне: счастье — это Ты,
И дай мне Милость быть с Тобой вдвоём.

33
Я вновь пойду таинственной тропой,
Душой и сердцем в Боге умолкая.
Забуду землю, встретившись с Тобой,
Господь Иисус,
с Тобой не надо Рая.
.
Безмолвье — смерть для гордого ума.
Безмолвье бесам — это нож по горлу.
А мне так к сердцу Божья тишина
И аромат вершин Небесных Горних.
.
Я знаю, пенья Неба бесконечны,
Как бесконечна Божия любовь.
Пусть со Христом молчанье будет вечным,
И пусть умрет во мне земная кровь.
.
Я в мире жил, но счастья я не знал,
Не знал, что счастье в пеньи Херувимов!
Но день настал, Господь меня призвал,
Одел в одежды светлых Серафимов.
.
Таких материй я не видел на земле,
Тончайшей мантией покрыл Господь мой душу.
Я песни пел в Господней тишине,
Словами тайну Божью не разрушив.
.
Душа моя как будто умерла —
И ожила для новой жизни в Боге.
Воспетая на Небе Тишина
Вновь растворила все земные боли.

34
За неуменье признавать свои ошибки
Нас часто оставляет благодать.
Своих неправд, бесчисленных по жизни,
Я не сумею даже сосчитать.
.
К неправдам внешним я прибавил много
Неправд духовных, имя коим — тьма.
Ведь в каждом слове должен быть основой
Христос, а не мечтания ума…
.
Не помню слова своего, что б мне не плакать
О том, что недостоин говорить.
Ведь знаю точно, что я не способен
Ни ближних, и ни Господа любить!
.
Моя надежда — только покаяние,
Моя надежда — всеобилье слез.
Избави, Господи, бесо́вского мечтания,
Что блага я свои к Тебе принес.
.
Даже в слезах своих всегда я ложен,
Как сердце часто тянется к греху!
Мне бы молчать у Божьего подножья,
Но гордый я! И это не могу.

35
Перед тем, как уйти, я спою про Любовь,
Про Любовь, ту, Которая с Неба.
Мне бы немощи только своей не забыть
И не видеть себя, кем я не был.
.
Ведь я не был святым, путь мой был непростым,
Но я к Богу стремился душой.
Часто падал я ниц, исписав сто страниц
Жизнью тяжкой, греховной и злой.
.
Ветры дуют, сильны. Перед Богом всё сны,
Только наши страданья не сон.
Я бы спел про Любовь, если б только я мог,
Жаль, что весь я во тьму погружен.
.
Но в печали моей душе Радость дана,
Что Христос обо мне не забыл.
Я бы спел про Любовь, только немощь ума
Мне напомнила, как я грешил!

36
Лишенный счастья в Небо улететь,
Окованный цепями суеты,
Как птица, крепко пойманная в сеть,
Гляжу в свои разбитые мечты.
.
Мне каждый день — шипами на чело.
Мне каждый день — ударами бича.
Мне каждый день — борьба с входящим злом.
Когда ж дождусь я этому конца?
.
Душа в грехе бывает тверже стали.
Из плена мира я в безмолвие уйду.
Молчанием разума убью свои печали,
В молитве к Богу тишину найду.

****
Покаянным молчанием
славлю Владыку Христа,
Черным на чёрном листе
пишу: «Прости!»
Господи,
жить я устал,
Слезы текут по щекам,
И они — не мои…
.
Это слёзы святых
обо мне, обо всех.
Слышу песни Архангелов —
и затеплело в груди.
Льётся в душу мою
радость Небесных утех,
Покаяние позади…
Покаяние впереди…

37
МОЯ ВЕСНА
Моя весна теперь — только Господь,
Земной весне душа уже не рада.
Сердцу больному, изнемогшему — невмочь
В весне земной вкусить свою отраду.
.
Поэты воспевают времена
И перемены Божьего творения.
Прекрасен мир земной? Конечно, да.
Как отражение Его благословения.
.
Лежу больной — уж жизнь на волоске,
Порвется нить — я улечу к Престолу.
Могу ль я песни петь земной весне
Чтоб не солгать себе или другому?..

****
Я играл на свирели перед тем, кто не слышит,
Исполнял пантомимы перед слепым.
Звал в походы того, кто ходить не желает, —
Что ж теперь удивляться,
Что остался один?
.
Все же нет, не один, меня слышит Господь,
Покаяние в душу влагая.
А глухих и слепых исцеляет Христос,
Но не немощь моя,
лжеблагая.

38
Если над чем душа не плачет,
И моё сердце не болит,
Гордыня в том яд скрытый прячет,
Лесть пагубу во мне творит.
.
Я тайну беззаконья вижу
Внутри себя, внутри других.
Иду к Христу и плачу, плачу…
Сам о себе, как и о них.
.
Внимают горечи святые,
Небо молчит — и поделом.
Слова мои не все ли злые,
Пусть в одиночестве моём…
.
Оставлю я себе лишь слёзы,
Горечь свою испью до дна.
Дай, Бог, мне помнить, сколь опасна
Жизнь вне смирения ума.
.
Молчаньем спеленаю душу.
На всё, что скажет лесть,— смолчу.
Блаженства Духа не нарушу,
Гордыней слов не согрешу.
.
Но и в молчанье гордость есть.
Грех так умело ищет место
Во мне. Во всех. Не перечесть,
Где слово было б не прелестным.

39
Печаль, печаль, великая печаль
По той таинственной стране с названьем Русь,
В которой светло-сказочная даль
Приносит сердцу боль, печаль и грусть.
.
Сколь много крови, удали и смерти
Вкусила Русь за долгие века,
И как влечет она, воскресшая в сказаньях,
Простые души из святого далека…
.
Коснется сердца вязь славянских слов —
И что-то тайное в душе моей разбудит.
Мне даль истории дороже тех оков,
Которыми нас современность губит.
.
Есть в старых храмах, как и в старом языке,
Печаль по светлому простому бытию.
И я нередко думаю в себе,
Что не в своем я времени живу.
.
Душа моя, коснувшись чистоты
Ушедших поколений, не забудь,
Всем сердцем лобызая их Кресты,
Пред Богом не забудь их помянуть…
.
Не умирает прошлое в сердцах
Влюбленных в тайну старых её храмов.
И Русь по-прежнему, по-прежнему жива,
Лишь отсекая род забывших хамов.

40
Когда печаль Небес
Сжигает мысли,
Мне хочется
Лишь плакать и молчать…
Рука не пишет,
Дух мой плачет к Богу,
Господней Тишине
Хочу внимать.
Не до стихов,
Не до людей
И не до песен…
Негрустное
Мне Небо не поёт.
Таким, как я,
Веселье неуместно,
Грех – он и в грусть мою
С гордынею войдёт.

Автор. Сергей Михайлов