ЧТО ТАКОЕ ГРЕХ

zrKV0yEIEaA.jpg

ЧТО ТАКОЕ ГРЕХ
(Священник Евномий)

Когда я стал священником и начал проводить таинство исповеди, то столкнулся с таким явлением: люди приходят на исповедь по «зову сердца», но при этом у них очень размытое понятие о грехе как таковом; им трудно понять, почему то или иное явление называется «грехом», в котором нужно каяться и с которым нужно бороться. В лучшем случае, понятие о грехе сводится к каким-то эмоциональным состояниям и моралистике – «раздражением, празднословием, унынием, самолюбием…».
.
И, как говорится, «за деревьями не видно леса».
.
Я начал искать материал, который помог бы мне кратко и доходчиво донести смысл греха. И пришел к следующему выводу. О грехе написано много. Но почти все, что написано (в основном, это различные пособия для подготовки к исповеди) – рассчитано на человека, менталитет которого хоть как-то связан с христианской традицией и нравственностью.
Однако в реальности понятие, ощущение греха размыто и практически утрачено. Человек приходит на исповедь – потому что «завтра свадьба/венчание/крестины»; заболел ребенок; пользуясь приездом в монастырь на экскурсию; «потому что у меня порча»; «чтобы легче стало на душе». Донести до него христианское понимание Бога, человека, мира, причем, кратко и по существу – явно не получается. Необходимо раскрытие фундаментальных основ. Лучше сказать, необходимо показать человеку, что сама система координат, в рамках которых протекает его мышление, отлична от христианства и ложна.
По замечанию протоиерея Александра Шмемана, грех не в том, что мы падаем и грешим, а в том, что мы уже не замечаем настоящего падения, не замечаем падшести самой нашей жизни, которая воспринимается нами как «нормальная», «естественная». Вырастая в цивилизации, пропитанной грехом и падшестью, провозглашенными нормой, человек не знает другого восприятия мира..
Вот это — другое — восприятие, другую систему координат я и попробую изложить. Потому что только через кардинальное переосмысление основ жизни и возможен приход к пониманию греха и, соответственно, к покаянию.
…………………………………………………………………………………………
Грех – не просто преступление закона. Бог не прокурор, как и я на исповеди – не следователь. Грех – это болезнь, радиация, пронизывающая всю мою жизнь. Он въелся в меня, стал моей второй природой – как для наркомана наркотик.
«Совершаясь в глубине человеческого духа, он возбуждает страсти, дезорганизует волю, выводит из-под контроля сознания эмоции и воображение» . Грех – всегда раскол, разлад – в отношениях с Богом, другими людьми, с самим собой.
.
Бог дал человеку дар бытия, самосознания, свободы, творчества, любви; дар воздуха, неба, земли, пищи; дар общения. И в акте благодарения и хвалы человек возвращал все Богу – возрастая, развивая свои способности и таланты и претворяя весь мир во всеобъемлющее таинство встречи с Богом. Становясь богом – по благодати, по дару – для мира. Но он захотел иметь мир для себя, претворяя его в самоцель. И произошло грехопадение, в результате которого человек изменился, а в нем и через него изменился мир. Человек захотел независимости от Творца – и стал целиком зависеть от падшего мира. Так появилась первая ненормальная зависимость. И эта болезнь – продолжает развиваться в потомках.
.
Поэтому в спасении нуждаются все.
.
Однако мы настолько привыкли к своему падшему состоянию, что стали считать его за норму. Человек на уровне сознания перестал ощущать свою падшесть.
Протоиерей А. Шмеман писал, что «настоящая, «демоническая» тайна нашей цивилизации не в искании смысла, а в том, почему она так страстно хочет смысла без Бога. Почему, иными словами, она так глупа метафизически.
.
Разрушая в человеке образ Бога и обрекая его на пустоту индивидуализма, грех обезличивает человека.
.
Есть и духовная конституция.
Согласно Библии, человек изначала был создан с определенными параметрами и задачами, которые описываются в Библии так: «и создал Бог человека по образу Своему и подобию». Образ Божий в человеке – его конституция.
Что же это такое – образ Божий?
Бог есть свобода — потому и человек, как Его образ, имеет внутреннюю нравственную свободу.
Бог есть Любовь — потому и человек способен дарить и принимать любовь.
Бог есть самосознающая Себя Личность — и я тоже.
Бог — Творец, и у нас есть дар творчества во всех его проявлениях.
Бог бесконечен — и у человека есть стремление выходить за пределы границ, раздвигая все далее горизонты.
Бог вечен – потому и у нас есть жажда бессмертия.
Бог есть Полнота Жизни — потому и у меня есть стремление к той полноте, которая называется обычно счастьем.
Свобода, любовь, самосознание, творчество, жажда вечности и преодоления ограниченности, стремление к счастью — все это и есть образ Божий в человеке.
Но людям захотелось быть богами – без Бога. Они захотели сами управлять своей жизнью, найти цели и смысл жизни вне своего Первообраза, подчинить себе мир, стать самовластными – иными словами, выйти за рамки своей конституции. А в результате – изуродовали собственную духовную и психофизическую природу. Произошло нарушение всех сфер жизни. Дух оторвался от Бога – и стал атрофироваться. Душа – оказалась зависима уже не от духа, а от тела. Тело, не способное к самостоятельному поддержанию жизни, стало зависеть от мира. Но ведь мир, подаренный Творцом человеку – тоже оторван им от Божественной энергии, и оказался обречен на смертность. Любые попытки обойти закон смерти, достичь бессмертия «самовластной рукой» — через магию или технические достижения – обречены на провал. Это первое последствие грехопадения.
.
Второе глобальное последствие – разлад в самом человеке, потеря целостности. При падении произошло раздробление. Все данные Богом таланты, способности, чувства, перестав зависеть от духа, оказались вне связи и между собой. Перестав служить заложенной цели – обо̒жению – они оказались, каждая по себе, самоцелью. Иными словами, переродились в страсти.
.
Свобода превращается в своеволие, которое неизбежно ведет к тотальной несвободе (не уверен, что это нужно объяснять, настолько это очевидно – как очевидна несвобода шофера, оказавшегося вместе с деформированным автомобилем в кювете из-за превышения скорости). А также в навязывание своей воли другим – начиная от семьи, и заканчивая авторитарным правлением в целых государствах.
.
Способность любить перерождается в эгоцентризм и эгоизм.
.
Естественное влечение к другому полу для создания семьи (заповедь Творца – «плодитесь и размножайтесь»; «нехорошо быть человеку одному») перерождается в похоть и блуд.
.
Употребление пищи (рай дан человеку как трапеза Господня), вместо поддержания физико-эмоциональных сил и приобщение благости Творца – в самоценный процесс, даже во вред здоровью.
.
Дар творчества используется так, что угрожает разрушением цивилизации, причем как в духовном (вырождение на уровне культуры), так и в физическом плане (техногенные катастрофы).
.
В человеке было заложено стремление к духовному развитию – но теперь это оно ведет к тому, что магия и оккультизм оказываются повседневным явлением.
.
Жажда Бога приводит к созданию идолов, ложных религий, культов, идеологий, сект.
.
Вложенное стремление к счастью заменяется гонкой за удовольствиями, через которые так легко манипулировать, — и нередко оборачивается зависимостью от наркотиков, азартных игр и пр.
.
Заповеданное Творцом обладание миром извращается – в стремление к власти, богатству, роскоши.
.
Радость от самосознания и от развития своих способностей – вырождается в гордость и тщеславие…
.
Список можно продолжать. Это и есть грех – раздробленность, страстность, смертность, потеря ориентации, когда человеком управляют его собственные влечения, которые не подчиняются разуму и духу, а «несут» и «заносят» человека.
Каждая страсть может «считать себя» самодостаточной – и «конкурировать» за обладание человеком и его ресурсами с другими страстями. Это как в нездоровой семье: в центре внимания – кто в данный момент громче всех кричит. Все зависит от того, какая из страстей сейчас сильнее других. Не я уже живу – а мною живут. Например, жадный может захотеть «покрасоваться» перед значимыми для него людьми, и совершит благотворительную акцию – в нем победило тщеславие. Гордый может заставить себя «подстраиваться» под начальство в целях достижения власти: «Я готов унизиться, лишь бы к сладкой цели хоть чуточку приблизиться».
И человека это устраивает – как любой наркотик, грех дает эйфорию. В первую очередь – эйфорию «самости»…
Раковые клетки, перестав выполнять свои функции, «считают», что они и есть «самое важное», и развиваются за счет организма, доводя его до разрушения. Так и эти данные Богом, но оторванные от связи с Ним способности, начиная гипертрофированно развиваться за счет ресурсов человека– ведут к разрушению.
Что же касается разума и воли, то они стали инструментом для реализации страстных наклонностей. Разум – обдумывает, как реализовать влечение победившей страсти, воля – направляет действия человека к ее реализации.
.
Есть и еще одно проявление поврежденности. Страсти, когда их удовлетворяешь, только усиливаются и требуют большего, как в наркозависимости. Человек привыкает к «естественному» блуду – и культивирует самые разнообразные извращения. Изобретаются и усиливаются все новые вкусовые качества пищевых продуктов. Все новые гаджеты и дизайны. Все острее спецэффекты в фильмах. Все новые «рычаги власти». Поиск «свобод», доходя до абсурда, приводит к тоталитаризму либерализма и «прав меньшинств». Все новые «творческие» достижения военных технологий. Технологии промышленности и масс-медиа паразитируют на страстях, стимулируя их дальнейшее развитие.
.
Подобие Божие в человеке — это возможность уподобляться Творцу в его совершенстве и полноте Бытия. Но со времени грехопадения вектор жизни, развития человека – направлен к чему угодно, кроме Бога истинного. Создаются сотни больших и маленьких идолов, которые и становятся смыслом жизни. Идолы создаются – из власти, работы, кумиров эстрады, секса, пищи, науки – даже из религии. И даже из собственных детей.
.
Грех – не просто преступление заповедей, не только «раздражался, переедал, ленился молиться», как обычно звучит на стандартной исповеди. На глубине грех – это выбор иной цели, кроме Бога, вне Бога, без Бога а затем – движение по своеволию.
В литературе Анонимных Алкоголиков встречается высказывание, что алкоголизм представляет собой законченный бунт своеволия. По моему убеждению, алкоголизм и другие психоактивные зависимости – это наиболее яркое проявление зараженности грехом, сотворения идолов из себя самих и из мира, стремления стать богом без Бога. В грехе я ищу рай для себя – каким я хочу его видеть. Когда я совершаю грех – я занимаюсь самоутверждением.
Мы пользуемся воздухом, небом, пищей, самосознанием, творчеством, способностью любить – как данностью, а не как дарами Бога. Дарованные Им таланты и способности мы развиваем не для приближения и уподобления Ему, а для самоактуализации.
.
Покаяние – это отказ жить по законам детерминизма нашей цивилизации, и готовность измерять все стороны жизни Евангелием. Когда вся доминанта человеческого устремления отражается словами Откровения –
.
«ЕЙ , ГРЯДИ , ГОСПОДИ ИИСУСЕ» (Откр.: 22,20) —
.
и последним членом Символа Веры
«ЧАЮ(т. е. ожидаю) ВОСКРЕСЕНИЯ МЕРТВЫХ И ЖИЗНИ БУДУЩЕГО ВЕКА».
Поскольку же грех стал второй природой, он, как и болезнь наркомании, имеет свойство инерции притяжения к себе, «тяги». Вновь и вновь он стремится вернуть человека в его прежнее состояние – жизни по греху. И, как любому наркоману, для освобождения от него, требуется пережить «ЛОМКУ», и не одну. Отсюда рождается дисциплина постов, молитв, богослужений, изучения Священного Писания и святоотеческого опыта. Это нужно не Богу. Это нужно нам – для пробуждения души от спячки и для преодоления инерции греха. И чем сильнее грех властвует над нами, чем тяжелее он – тем больше требуется подвига.
.
Этот поворот сделать нелегко. Нужно пробиться через собственный панцирь стереотипов, страстей, всего того, чем нас «окутывают» Интернет и телевизор, «общественное мнение» и система образования, родня, соседи и коллеги на работе – в конце концов, через собственную лень и страх перед необходимостью ЗАНОВО УЧИТЬСЯ ЖИТЬ. Но только так рождается подлинное христианство. Только так человек может стать действительно христианином.
.
Принимать или не принимать это христианское понимание человека – решать каждому за себя. Но если мы идем к таинству исповеди – этим самым мы выражаем готовность принять евангельскую систему религиозно-нравственных координат и учиться жить, выполняя правила «дорожного движения» на пути к Вечности. Иначе исповедь теряет свой смысл, становясь средством успокоения и усыпления совести.
.
Для начала- просто быть честными перед собой, а не играть в игру «я тоже православный»,чтобы однажды придти в Церковь по-настоящему и стать подлинно счастливым – на Вечность.