Дневник 6 часть (сокращён и исправлен 2020 г)

ПРЕДЫДУЩАЯ ЧАСТЬ ДНЕВНИКА

Тот, кто не осознает себя неправым перед Богом в каждое мгновение своей жизни и не видит себя недостойным Царствия Небесного, тот не сможет смирить свой ум и душа его не сможет прийти к духовной радости.
.
Если же человек привыкнет смирять свой ум и свои чувства покаянной молитвой, по возможности непрерывной, то Сам Господь станет хранить его и будет большая радость человеку, потому что придёт для него время блаженства нищеты духовной.
.
Блаженство настанет не завтра, не после смерти тела — оно настанет сегодня и сейчас.
Всякий истинно верующий приходит к состоянию блаженства в Боге ещё здесь, при жизни на земле, и святые отцы учат, что тот, кто не получает внутреннего блаженства от Духа Божия здесь, тот может не получить его и в Вечности.

Мистика Суда раскрывается нескоро, и немногие способны ежедневно хранить и нести зародившуюся в них силу искренней боли о самом себе… Иногда нужны годы и годы покаянных молитв, пока не раскроется для нас вся та глубина духовной порчи, которая есть в каждом из нас. Увидеть и явным образом почувствовать греховную сатанинскую порчу в самом себе очень и очень непросто. Нескоро, весьма и весьма нескоро могут возникнуть внутри души истинно глубокие, НЕПРЕРЫВНЫЕ и неподдельные покаянные чувства. Иногда это может произойти лишь спустя десятки лет УПОРНОГО труда над самим собой, а до этого времени нужно будет потерпеть сухость своей души. Молитва — труд тяжёлый. Особенно на первых её этапах, когда Господь как бы скрывает Себя, когда чувства погружаются в смятение и грех наседает из года в год, роняя ум во тьму, в бесчисленные обольщения самим собой.

Когда мы прикладываемся к изображению ног Спасителя мира, тогда и Господь прикасается к нам. При благоговейном целовании Распятия, как и при правильном наложении на себя крестного знамения, тело должно ясно чувствовать, как входит в него Божественная прохлада Духа. Это должно быть нормой для верующего, но в наше духовно слабое время о подобном и не говорится.
Если же кто-то засвидетельствует о прохладе Духа Божия, то его, скорее всего, признают впавшим в обольщение, порекомендовав нечувствие как некую норму смирения. А виной же нечувствия Благодати Духа телом верующего является грех. И если кто ничего не чувствует при целовании Распятия или принятия просфоры, то ему нужно оживить в себе духовную жизнь, не упрекая никого в нерадивости…

Очень и очень малая часть людей находит важным — по Благодати Божией — оплакивать самих себя поистине бесконечно. Большая же часть бесконечной греховности своей в себе самих не осознаёт и потому каяться в ней не видит смысла. Очевидно, что то, какими мы видим себя сами, и то, какими нас видит Господь — это разные представления.
Нищета духовная является такой добродетелью, на фоне которой всё внутри человека может измениться кардинально, и лишь только сокрушение духа о себе САМОМ может принести душе устойчивый покой, искреннее неосуждение, христианскую любовь, надежду, долготерпение и несомненную веру в то, что всё случающееся с нами Бог направляет ТОЛЬКО лишь к лучшему.
Конечно же, нищета духа неумолимо лишит гордого человека восприятия многоцветия мира и упростит его разум настолько, что тому может показаться: у него нет ума. Оно и справедливо. Ведь ум человека слаб, и потому абсолютно правильно уповать на разум Бога не только в познании Божественных истин, но и во всем прочем. Когда же нищета духа привьётся, а прививается она только лишь долговременной покаянной болезненной молитвой, она окупится блаженством искренней любви к ближним и любовью к самой молитве.
Молитву же чистую, радостную и не оскверняемую пустыми мыслями Господь на длительный срок не даст никому, Он будет ждать до тех самых пор, покуда не выработает человек в себе устойчивое сокрушение духа, то есть непрерывное покаяние, в котором живет таинство действия Духа Божия в человеке. Этому невозможно научиться из книг, это таинство познается лишь на практике и не сразу.
.
Нищий духом НЕПРЕМЕННО будет блажен несмотря ни на что — настолько велика сила этой Божественной добродетели.

Лишь тот, кто много молится, может ощутить, как внутри него НЕПРЕРЫВНО прикасаются ко всем его чувствам и ко всем его мыслям падшие духи. Тот же, кто относится к своей духовной жизни невнимательно, остается полуслепым. Да, он может скорее интуитивно чувствовать: что-то идёт не так, что-то внутри мешает ему жить и не позволяет радостно и чисто молиться. А прозрение наступит лишь тогда, когда он начнёт без жалости к самому себе и без самооправдания непрестанно молиться. Когда же прозреет, то не сможет не заплакать горько о себе самом, истинно, не сможет. Молитва откроет видение сокровенного греха, и человек начнёт печалиться сам о себе и плакать непрерывно, но не напоказ.
За всё нужно уметь благодарить Бога, в том числе и за отступление Благодати, и следует стараться не судить никого чрезмерно строго, в том числе и себя самого. Чрезмерно строгий суд над самим собой и тем более над другими — один из наиболее явных признаков гордыни. Душу же спасает Милость Бога, а не наши (или же чьи-либо) труды, хотя труды нужны и без них — никак.

Внутри каждого из нас есть особо охраняемые участки души: те области чувств и мыслей, откуда не изгнан дьявол. И при общении с человеком иногда ясно осознаёшь абсолютное бессилие помочь кому-либо избавиться от обладающего им греха, потому что избавиться от него и извергнуть грех из себя можно только личным долговременным покаянным трудом.
Как можно привить другому человеку горящую огнём смиренной ЛЮБВИ молитву к Иисусу Христу и Богу Отцу?
Никак… Человек может лишь сам начать стремиться к внутреннему горению молитвы, и никто и ничто не сделает этот труд за него. Ни Бог, ни Ангелы, ни святые, ни духовный отец его не смогут одолеть в грешнике ЕГО греха.
Как можно помочь другому человеку привить себе по возможности непрерывное сокрушение духа и покаяние? Никак, никогда и никто ему в этом не сможет помочь, пока он сам не станет терпеливо удерживать в самом себе тревогу о личном покаянии, и лишь в этом случае непрерывное покаяние действительно привьётся. И так во всём истинно ценном. Человек может очистить себя от греховных навыков: от навыка не молиться и оправдывать свою духовную лень; от навыка надеяться в духовном на самого себя; от навыка считать себя лучше кого-либо; от навыка судить и рассуждать о людях; от злого навыка к мнимой благой самостоятельности (гордости духа); и особенно от навыка думать, опираясь на что угодно, но только не на Евангелие и не на Иисуса Христа; от навыка к многомыслию, многословию и пустословию. И так далее и тому подобное, и нет тому числа…

И чем тщательнее человек будет работать над самим собой, тем всё более и более глубокие, постоянные и ставшие сокровенными залежи греха увидит он в себе. Тот же, кто реально приблизится к Богу, увидит себя самого наполненным непроглядной, бесконечной, бездонной тьмой. Увидит себя состоящим из непрерывной цепи грехов и заблуждений, и скажет он тогда Богу лишь одно: «Если хочешь, можешь меня очистить…» Мф. 8,2.

Если человек правильно идёт к Богу, его НЕИЗБЕЖНО ждет внутреннее духовное одиночество. Почему же одиночество станет неизбежным? Да потому, что мало кто пожелает идти вместе с кающимся путём самоограничения и НЕПРЕРЫВНОГО плача о себе самом.

ПОЧЕМУ Я ЧАСТО ПИШУ О НЕПРЕРЫВНОМ ПОКАЯНИИ И МАЛО О ДУХОВНОЙ РАДОСТИ?
Меня упрекают в том, что я редко пишу о духовной радости, но я редко пишу о ней не без причины. Я по личному опыту знаю, как ТРУДНО найти истинную Божию радость внутри себя и как трудно удержать её внутри себя. Знаю, что Бог принимает лишь тех, кто кается. Знаю также по опыту, сколь многие обманываются внутри себя, идя во след радости сатанинской, вместо того, чтобы идти им к радости Божией. Сколько оккультистов, сколько сектантов и сколько православных (не имея опытных духовников), думая, что они испытывают радость Божию, попадают в зависимость от духовного сладострастия? А умение отличать радость истинную Божию от радости мнимой приходит к человеку очень и очень непростыми, трудными и сложными путями. Знаю это и по личному опыту и по живому общению с теми подвижниками, что некогда впали в ложный подвиг.
Вот почему я так мало говорю о духовной радости и столь часто делаю акцент на НЕПРЕРЫВНОСТИ покаяния. Когда подвижник молитвами своими опустится внутрь своей души, он встретит там не Христа, он увидит внутри себя ад. Увы, но это неизбежно! А потом в этот ад спустится Христос и поднимет душу, возьмёт её к Себе в тот день и в тот час, когда подвижник даже и не будет уже надеяться, что он будет спасён. Вот ТОЛЬКО тогда могут настать для человека дни, а потом месяцы и годы его духовной радости, когда Христос, смирив человека, примет его к Себе.
Причина моего молчания о радости духовной ещё и та, что радость истинную, Божию, на мой взгляд, никто не сможет описать точно. Если даже Апостол, и тот говорит: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его…» (1Кор.2:9) то что же я могу думать о тех, кто думает, что Божие можно в точности передать словесно?

Слова… Как мало они значат и как мало способны передать глубину человеческих переживаний! Бывает так: кто много читает, переосмысливает, говорит и слушает о Боге, тот нередко малую получает для себя пользу: нужна мудрость, чтобы ясно понять, что смысл духовных переживаний не в словах и не в неких якобы особо правильных, особо православных мыслях. Смысл заключён глубже: он в понимании истинной ГЛУБИНЫ слов, в переживании той мистической силы, что может раскрыться лишь временем, проведённым душой в покаянной молитве, тем самым временем, которое человек уделяет личному общению с Богом.
.
Некоторые немало читают, говорят и пишут о Боге, но души их пусты и усталы. Другие же, удаляясь от общения с людьми, удаляясь от общения даже с самим собой, убивают ежедневной напряжённой молитвой внутри себя самого все свои внутренние диалоги и погружаются в природу Бога.

(ЛИЧНОЕ) Периодически (слава Богу что не ежедневно) в интернете не только среди неверующих, но и среди верующих я сталкиваюсь с возникновением таких ситуаций, когда повеет холодом из-за монитора, и этот холод начинает лишать меня доброго расположение к человеку. Потом, если общение затягивается, могут начинаться провокации на неприятие, на осуждение, и я чувствую, что ситуация начинает требовать от меня, чтобы сердце моё склонилось на гнев. Причём бывает сложно выяснить, что на самом деле является причиной духовного холода? Я ли сам, страстно и ложно истолковавший слова, прочитанные мною, или в холоде виновна страстность того, кто пишет что-либо мне? Ведь внутри МОЕЙ испорченной грехопадением природы возможны явные искажения, я не могу избежать их, потому что я — потомок отпавшего от Бога Адама.
Как я стараюсь поступать в таких случаях?
Это нелегко, но я стараюсь бороться с самим собой и не судить о словах человека спешно. Я стараюсь дать себе время на рассмотрение позиции говорящего с различных сторон. Пытаюсь понять, что же (не злое, но доброе) могло подвигнуть человека сказать то, что не видится добрым мне?
Второе правило — я свято помню, что холод (хоть и не без труда над собой) я могу растопить ЛИШЬ в себе самом. Внутри же того, кто за монитором, холод может растопить лишь Господь Бог.
Если надежды исправить положение и примириться я не вижу, то умолкаю, оставляя себе одну лишь молитву. Я стараюсь вообще молиться о КАЖДОМ, с кем пересекаюсь в сети и в жизни, стараюсь молиться, не вникая в поступки людей, памятуя о том, что и сам я нуждаюсь в Безграничном Милосердии Божием и в помощи от Бога ничуть не меньше, чем любой другой человек.
.
Вот когда душа моя исполняется любви и покоя! Она исполняется любви к людям лишь тогда, когда я памятую о грехах и о немощах СВОИХ. Лишь при этом условии рождается внутри меня искренняя, честная и болезненная молитва о ближних моих, такая же молитва о помощи — как и о самом себе. И после таких молитв меня перестанет тревожить холод за монитором, потому что согревает Господь сердце моё — Его Божественной любовью к людям.

О БЕЗКОНЕЧНОМ ТАЙНОМ КОНФЛИКТЕ С БОГОМ И О ТАЙНЕ СОКРУШЕНИЯ ДУХА
Предвижу неоднозначную реакцию на краткие мысли, изложенные мной ниже, не потому, что я изначально неправ или же неправославен, а только лишь потому, что жить поверхностной «религиозной» жизнью большинству верующих видится более лёгким и более правильным, чем если бы кто набрался личного мужества и не испугался бы опуститься (покаянной молитвой) в мрачные тайны своей убитой БЕЗКОНЕЧНЫМ падением души.
. . .
Математика может дать простейший пример, в некоторой степени пригодный для религиозного откровения. Человек, как мы знаем это из Катехизиса, отпал от Бога. Но на какое же расстояние нужно было человеку удалиться от безконечного Бога — чтобы отпасть от Него?
Ответ прост и парадоксален:
От безконечного нужно удалиться на безконечность, чтобы отпасть от него, и в тоже время от безконечного невозможно удалиться, потому что безконечность везде, как ни удаляйся от неё.
Вот это-то и произошло с каждым из нас.
Душа БЕЗКОНЕЧНО ОТПАЛА от Бога, не имея возможности удалиться от Лица Его.
Это нужно понимать, это нужно помнить, это нужно знать, это нужно учитывать на каждой своей молитве к Богу, чтобы то и дело не вступать с Всемогущим в безчисленные мистические конфликты. Но и этого (несложного) осознания безконечности падения своего будет для плодотворной молитвы недостаточно!!!
Своё, в полном смысле слова, БЕЗКОНЕЧНОЕ духовное падение душа должна ПЕРЕЖИВАТЬ не внутри своих религиозных мечтаний и фантазий, но по Свидетельству и Силой Божиего Духа. Это переживание не может быть ни для кого простым или же лёгким. Именно потому, что осознание безконечного падения своего не может быть лёгким, искреннее признание себя худшим всех и удалённым от Бога и преклоняет к Милости Иисуса Христа и Спасителя, так что Господь может даже вернуть человеку ту или же иную меру того древнейшего Ангельского блаженства, которое было утрачено человечеством в Адаме.
.
Как приходит понимание, как приходит чувствование того, что не кто-то иной, но именно ты — худший всех, и именно ты (не иноверец, не сосед и не кто-либо из ближних твоих) более всего нуждаешься в милости Божией?
Это чувство приходит ТОЛЬКО от личной многолетней покаянной практики молитвы, от действия самой молитвы. Молитва меняет душу человека, а не его ум и не его догадки о тайнах духовного мира. Точнее, меняет человека призванный его молитвами — Непостижимый Бог.
.
Дело в том, что на практике смирения своего молящийся человек — не очищается от греха и не освобождается от его силы совершенно полностью, но душа начинает всё глубже и глубже видеть в себе самой (не в других, но в себе самой) ту силу ДРЕВНЕЙШЕГО падения своего, которое небезконечным не сможет назвать никакая душа, если только она будет видеть своё падение не своим рассудочным размышлением, но по действию в ней Духа Божия.
. . .
Кто не разбудил себя молитвой — тот не видит и не понимает безконечности падения своего, такой человек будет оставаться преступно спокойным перед лицом неумолимо приближающейся к нему смерти своей. Тревога о спасении своей души или не касается тех, кто верит сам себе, или же касается очень и очень поверхностно, играючи, ничего всерьёз во внутренней жизни человека не изменяя…
Такой человек считает, что хоть сейчас может пойти на Суд Христов, ведь он же ни в чём серьёзном невиновен. Он не убивал и не крал, и он может даже искренне верить в то, что он готов для жизни в Раю.
В чём же причина этой УЖАСАЮЩЕЙ слепоты и этого ПРЕСТУПНОГО спокойствия души?
Причина не в том, что человек стал святым.
Причина в том, что человек продолжает верить сам себе, он продолжает доверять той самооценке, которая не от Бога, но человеческая, забыв о том, что судить его будет не он сам, но Господь!
И каждый сам выбирает образ своего мышления…
.
Одни (таких большинство) будить покаянной молитвой себя или не хотят или не знают, как это делается, другим это делать некогда, а многие каяться-то уже и не могут, потому что привычку жить вне духа покаяния устранить из себя — весьма и весьма на практике бывает непросто.
Что же происходит, когда кто (разбудив себя молитвами) увидит грех свой так, как видели его древние святые? Такой человек не только заплачет сам над собой, но и не остановится в своём (вернее, возбуждаемым в нём Ангелом его) духовном плаче уже никогда. Он будет плакать всегда, непрестанно. По возможности непрестанно плачущих о себе верующих (не о других плачущих — «какие же все кругом грешные», а именно о себе самом), опытно знакомых с тайной сокрушения духа своего, очень и очень мало… Мало, потому что вглядываться в себя самих покаянием и видеть БЕЗДНУ греха, отдаляющую тебя от Творца и Создателя своего, — истинно нелегко. Видеть, ясно чувствовать, что совершенно каждому чувству, мысли и слову твоему — соприсутствует скорбь и боль падения — это истинно трудно. Становится еще труднее, когда кто станет стремиться удерживать свою душу в духе покаяния пожизненно, то есть до самого-самого последнего своего земного вздоха.
И вот в чём парадокс!
Непрестанно кающийся и признающий истинную бесконечность греха своего — только он-то и может быть истинно блаженным в Боге.
Только тот, кто разбудил себя к зрению и к живому чувствованию греха своего, может войти в самое-самое тесное живое общение с Богом и со святыми Его. Только лишь он и может войти в Любовь Божию — потому что Иисус Христос есть Бог КАЮЩИХСЯ.
.
Тот же, кто живёт не молитвой, но лишь посредством разума своего пытается приблизиться к Богу — тот в большинстве случаев безконечной порчи ума своего не видит, да и не может видеть. Действующей силой внутри него должен быть не он сам, но Дух Божий, слово Божие… потому что «слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет» (Евр. 4 12-13).
.
Крайне и крайне важно молитвенно суметь осознать БЕЗКОНЕЧНОЕ различие Суда Божия и суда личного, только в этом случае для души может открыться таинство зрения греха своего. Душа может увидеть не в видениях красочных, но в чувствах и истине познать, сколь далека она от Бога и сколь Милостив Господь ко всякой душе, приходящей к Нему в навыке неизменного покаяния.
Увидит также душа и то, что истинного СОВСЕМ нет внутри неё ничего, и что всякая истина в ней может быть — только лишь от действия Духа Божия, Который действует всегда не только непостижимо, но и весьма и весьма неторопливо.
.
В этом-то и состоит тайный конфликт всякой души с Богом.
БОГ ВИДИТ ВСЁ ИНАЧЕ, а человеку нет-нет да всё хочется знать наверняка, истинно. Но истинное не принадлежит человеку по умолчанию и принадлежать не может. А когда истинное Божие войдёт в мысли и в чувства человека — тогда человек не увидит в себе ничего истинного! Он увидит ГРЕХОВНЫМ всё прошлое своё, увидит и почувствует (без визуальных видений), насколько полно был он объят духом гордыни, увидит, что весь он был тотально очарован духом самообольщения и самообмана. Не увидит он благим и будущее своё, но станет блаженно плакать о нём, также как и о прошлом.
Ну а тот, кто покаянию непрестанному не обучен, тот видит себя истинно верующим, тот осознаёт себя истинно православным, так что не боится учить он близости к Богу ближних своих бучи сам на практике БЕЗКОНЕЧНО далёким от Бога. Парадокс, но истинным христианином себя чувствует и видит многое иное доброе в самом себе, по большей части, именно тот, кто видит себя не Духом Бога, а падшим горделивым своим умом.
И каждому человеку — лишь один Бог Судья.

Когда душа встретит Бога, она не сможет не узнать Его. Бог — это покой, это мир со всеми, это прощение всех и молитва за всех, это безусловная надежда на Бога. Когда Бог приходит — Он Сам становится доказательством истинности Своей.

Одно из наиболее важных качеств внутри себя, которому многие не дают должной оценки — это умение отделять внутри себя движения своей души от тех движений, что даёт душе Бог. Всё, что от Бога, приносит в душу большой покой, умиротворяет совесть, делает блаженными чувства и тело человека.
Но когда человек прислушается внутри себя к действиям благодати Божией, то рано или поздно он вынужден будет признать, сколь от многого греховного он должен будет отказаться для того, чтобы общение с Богом сделалось более тесным. И делается страшно. Человека начинают одолевать сомнения: смогу ли я жить без греха? Это нельзя, то нельзя и это нельзя… В результате душа делает сознательный выбор: остаться прежней и лишить себя возможности живого общения с Творцом своим или стать ближе Богу, отрекаясь от себя?
Мы все КАЖДУЮ секунду делаем этот выбор. Останемся ли мы в дружбе со грехом или твёрдо решим жить со Христом здесь и в вечности? Этот выбор нужно успеть сделать пока жив, потому что после смерти покаяния нет.

Одним из наиболее трудных осознаний для современного человека при его реальном (немечтательном) покаянном приближении к Богу является осознание НЕИЗМЕРИМОГО различия его мыслей и Мыслей Бога.
Мы можем этого не хотеть, но в Мир Божий входит только лишь то, что очищено не только нашими слезами и покаянием, но и Духом Божиим. В Мир Божий входит лишь то, что очищено Слезами Бога, о которых сказал апостол: (Рим 8:26) «Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными».
Точнее не скажешь… неизреченно то, что Бог принимает «от нас» в живое общение с Собой. Неизреченно и то покаяние, которое Христос дарует любящим Его. Неизреченным делается всё в человеке и ВЕСЬ человек делается неизреченным, если он приближается к Богу реально.
С этим нужно смириться.
К этому — нужно привыкнуть.
Это — нужно принять.
Очистить нас, приблизить нас к Себе может ТОЛЬКО Сам Господь, ТОЛЬКО Своей Силою и Милостью. И хотя с нашей стороны нужны будут пожизненные посильные усилия к личному покаянию, но вполне очищает нас ТОЛЬКО благодатное покаяние Духом Святым, то самое покаяние, которое будет исходить не от нашей горделивой падшей природы, но из Духовной Природы Бога.
До тех же пор, пока человек будет сокровенно опираться на личные покаянные усилия, он не сможет вступить в живое общение с Богом, он продолжит оставаться нечистым, будет внутренне пустым, будет страдать от своей никчемности, будет осознавать, что он лишён реальных Блаженств Христа.

Почему святые считали себя виновными во всех грехах мира? Потому что они осознавали величие и силу той молитвы, которую может дать ВСЯКОМУ человеку Бог, если только человек ищет молитву, если жертвует ради времени молитвы чем-то своим.
Почему же так мало среди нас великих молитвенников?
Потому что немного находится тех, кто жертвует ради молитвы своими желаниями и своими страстями.

Когда кто встречается с чем-либо прекрасным, поражающим душу, он как будто утрачивает себя, весь погружаясь в созерцание того, что видит, впитывая то, что чувствует. Такое же наблюдается и при встрече души с Господом. Душа будто утрачивает сама себя. Как бы отрекается от самовыражения, но, очарованная милосердием и красотой Создателя своего, впитывает и чувствует Его силу, Его покой, Его благость настолько объёмно, что забывает о своих желаниях и о своих прошениях.
Господь настолько благ, что душе при реальной встрече с Ним становятся не нужны даже молитвы к Нему, и поэтому те молитвы, что душа желала прежде представить пред Господом, становятся излишними, ненужными, совсем не тем, что на самом деле требуется, но Сам Бог становится молитвой внутри человека, Сам Бог становится переживаниями человека, его мыслями, его чувствами, его живым покоем. Это и есть величайшее из блаженств для человека: в нищете духа стать как бы не собой, но Богом по благодати.
По существу же Бог един в Троице. По благодати же и по особой милости своего домостроительства Он делает богами по благодати истинно верующих Ему, и никакие, даже самые искусные слова не смогут передать живого блаженства души и тела покаянно молящегося. Только личный долговременный молитвенный опыт может открыть человеку то блаженство нищеты духовной, которое не скоро приходит к искренне ищущим Бога…

Встреча с подвижником может изменить жизнь, но произойти это может лишь при условии, что человек сам устроит свою жизнь по примерно таким же правилам, по каким живёт подвижник. Если же кто не делает усилия изменить себя к лучшему, тот может встречаться с подвижником ежедневно и может о чём-то говорить с ним, но духовная глубина скроется. Ведь объединять может лишь общий образ мыслей, общая цель и общий дух. Дух же Божий не станет задерживаться ни в каком человеке надолго до тех пор, пока душа не перестрадает, пока она не привлечет Бога внутрь себя долговременной, многотрудной, усиленной, покаянной молитвой.
.
Хорошо когда встречаются два подвижника, примерно равные друг другу по духовному преуспеянию (читай:«равные по смирению»). Блаженство таких встреч описать словами невозможно. Да и не нужны становятся в этих случаях слова.
.
Молчание теснее объединяет людей, чем любые правильные слова, да и слова наши — это не «пена» ли на устах наших перед Духом Бога, не гордость ли и пустота?

ПОЧЕМУ НЕКОТОРЫЕ ЛЮДИ ОТХОДЯТ ОТ ЦЕРКВИ ИЛИ БЫВАЮТ НЕСЧАСТЛИВЫ?
По святым отцам знаем, что основная причина отступления — это конечно гордость. Но проблема в том, что человек не видит её в себе и не признает. Просто ему становится тошно, скучно или даже депрессивно от пребывания в Церкви, в то время как вне Церкви существует столько интересного и приятного, что устоять невозможно. То есть причина отступления — в доверии иллюзиям, неприметно формируемым гордыней (человек рано или поздно убедится в этом) особенно когда его болезни, старость, трудности и нереализованные амбиции опустошат душу. Человек не может быть длительно счастлив живя вне Бога и Его Таинств, особенно если какое-то время он пребывал в Церкви, а потом отошел.
.
Бывает, что человек длительно пребывает в Церкви, но чувствует себя не счастливым, впадает в депрессию. Если не оставлены грубые грехи, то это понятно, потому что без доброй нравственности нельзя получить духовное благо. Не возможно пить чашу Господню и чашу бесовскую. (1 Кор. 10:21) Но если у человека нет грубых грехов, то, думаю, происходит это опять-таки из-за наших нереализованных иллюзий и мечтаний о своем духовном пути. Наши иллюзии не сбудутся, потому что неприметно исходят из гордыни, которую мы в себе не замечаем. А как известно, Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. В Церкви надо идти путем терпения и учиться смирению ради стяжания благодати Духа Святого. Ради этой цели надо научиться с Божьей помощью на корню отсекать все свои духовные иллюзии, мечтания и амбиции, иначе не избежать беды.
.
У каждого в Церкви, кто достаточно долго потерпит неприятные для себя моменты и наказания, появится чувство тихой радости внутри души. Это Дар Божий всем труждающимся и обремененным, по Его обетованию (Мф. 11:28). Вначале радость может быть совсем малой, но постепенно, по мере смирения ума и сердца, она будет расти, потому что Божья благодать изгонит из души все пустые печали и уныние и заменит пагубные чувства на чувства, угодные Богу. Процесс этот, конечно, не быстрый и не легкий, необходимо терпение, но если есть милость Божия, то душа легко преодолевает страхи на пути к Источнику Жизни.
.
р. Б. Дмитрий

Как относился к себе преподобный Александр Свирский, один из величайших святых православия? Считал ли он себя святым? Считал ли он себя способным на святые чувства к Богу?
Это ясно видно из его молитвы к Богу….

Молитва преподобного Александра Свирского ко Господу Богу и Пресвятой Богородице:
Душе, душе моя, почто жалуешися на Господа? Яко леность твоя вечной муце ходатай есть. Аще бы ведала дар Божий, плакала бы ся горячими слезами, стенящи со воздыханием, скорбящим о всяком гресе, о малем и о велицем. Возопи к своему Владыце, да не предварит тебе ярость одержащаго всесильною рукою праведною. Аз же, грешный и ленивый и льстивый язык имеяй, како помолюся Владыце моему, да избавит мя Господь от Страшнаго суда? Всегда бо трепещу помыслов в сердце моем о Страшном суде, да избавит мя от муки вечныя, и червия неусыпающаго, и тьмы кромешныя и от грозы несогреемыя. Помилуй мя, грешнаго раба Твоего (имярек), яко Павла апостола, егоже любляше паче всех, и от нас убогих, не отврати лица Твоего во он день Страшный, егоже трепещет душа моя и составы тела моего ужасаются. Господи, избави мя страшнаго часа, да не отпаду от милости Твоея. Но молю святыя Ангелы и Архангелы, и пророки, и мученики, и вся святыя, да молят Бога за мою душу. Вашего ради моления да возвратит Владыка требы Своя от мене грешнаго. И Ты, Пречистая Госпоже Дево, имуще дерзновение к Сыну о рабех Твоих, не забуди трудов раба Твоего (имярек), Владыко Спасе, от убогия души Тебе молюся, избави мя от печали грехов моих и введи в радость безконечнаго жития, идеже прославляется всесвятое имя Твое, Отца, и Сына, и Святаго Духа, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Вера характеризуется постоянством исполнения заповедей Христа. Можно ходить в храм, можно часто исповедоваться и причащаться и даже быть в священном сане, но если выйдя из из храма кто-либо не помнит о Боге и не молится Ему с сокрушением духа своего, он — неверующий, что бы он сам о себе не думал и не говорил.
Он неверующий по той простой причине, что НЕ ВЕРИТ в важность исполнения главной заповеди: «Возлюби Господа Бога твоего ВСЕМ сердцем твоим и ВСЕЮ душею твоею и ВСЕМ разумением твоим» (Мф. 22:37). По-настоящему живым верующим можно стать только при по возможности НЕПРЕРЫВНОМ исполнении заповеди Христа, как этого требует Евангелие. Но у людей в обиходе кривое толкование слова «вера».
Верующими называют уже и тех, кто верит хотя бы лишь в то, что Бог есть.
Таких «верующих» много, и такая вера не трудна. Она принимается развращённым миром просто потому, что она никого ни к чему не обязывает. Но вера ли это Богу? И есть ли хоть что-либо общее между легкомысленными представлениями о Боге и Самим Богом? Серьёзные ответы на подобные вопросы никому не даются легко.

Люди весьма и весьма непросто усваивают мысль о необходимости непрестанной скорби о своих грехах. Пока человек не поймёт, что хуже всех на свете не кто-то иной, а он сам, — вряд ли сможет он оказать кому-либо истинную духовную помощь, у него не получится вместить в себя любовь Божию к ближним и достигнуть свободы от страстей, которые будут мучить его беспрестанно. Не сможет он по-настоящему молиться о своих ближних.
Тот, кто молится о живых и о усопших, но не осознаёт, насколько БЕСКОНЕЧНО отпал от Бога он сам, тот подвергает сам себя великой опасности. И ещё более опасным может стать его положение, если он дерзнёт вымаливать своих ближних и знакомых просто потому, что знал их когда-то. Нужно помнить, что гордые молитвы за ближних, даже за родных мать и отца, даже за самых близких своих друзей и знакомых, к радости сатаны, не приносят пользы ни тому, кто гордо молится, ни тем, за кого он молится.
.
Мне часто задают в письмах вопрос о том, почему я пишу о столь долгих сроках молитвенного вызревания? Почему говорю о необходимости двадцати и более лет напряжённой духовной жизни, чтобы приобрести духовный разум? Зачем нужно непрестанно каяться — ведь в жизни так много прекрасного, почему бы иногда не повеселиться?
Но мысли о долгих сроках духовного вызревания — не мои. Так учили меня мои духовники. Вплоть до того, что мне был наложен запрет на разговоры о духовном на 20 лет, и я не жалею, что исполнил это. Всмотритесь в себя… возможно вы поймете, что сроки внутреннего вызревания невозможно сократить… Не смог сократить их и я, хотя мне очень хотелось избавиться от тирании страстей, мучающих меня. Но ничего не вышло. И только на двадцать седьмом году молитв моя душа пришла к умению пребывать в состоянии устойчивого Божественного покоя.

Личные расчёты наполняют мою душу различными по своему характеру тревогами, но если я безоговорочно полагаюсь на Бога — в мою душу входит стойкий святой Покой Бога.

Ищущих Бога в современном интернете много, но правильное приходит не к много слушающим и читающим духовное, а только ЛИШЬ к тем, чьих чувств в период чтения касается Бог. Бог касается и ждёт… А не проявит ли кто (в ответ на Его касание) долготерпения в заповедях Христа и на молитве? И те, кто начинает молиться, неумолимо потом страдают от того, что Христос, который теперь стал так важен и нужен их душе, вдруг, по необъяснимой причине, замолчал… Но Бог НИКОГДА не молчит. Любовь Иисуса Христа (показывая нам нашу частую и почти всегдашнюю ошибочность в духовном) через печали и скорби отучает нас надеяться на наш падший «ум», наполненный необыкновенно устойчивыми религиозными фантазиями. Когда же ум смирится, тогда он замолчит, замолчит — в том числе и о духовном. Даже мысли у души умолкнут, слушая внутри себя Покой и живую благость Любящего её Бога.
.
Путь смирения во все времена был (до времени преображения души) безотрадным и наполненным заблуждений у молящихся искренне и честно. Но без периода безотрадности, который может измеряться десятками лет, мы не можем смирить свою гордость. А ведь сколь много тех, кто преступно желает (минуя терпение) узнать духовное в считанные годы? Но не имеющим долготерпения людям истинно духовное блаженство в Боге — не открывается.
….
Познаём же мы духовное так: 1) Благодатью Божией. 2) Через ЕЖЕДНЕВНОЕ исполнение заповедей Христа. 3) Когда кто-то молится о нас. 4) После же смерти тела — прозреют всё.
Слышащий, да разумеет.


Безумно
Прожитую жизнь
Я положил
К ногам Христа,
Слезами горькими
Полив
Цепь непрерывного
Греха.
.
В звеньях «цепи»
Горечь ошибок,
Гордыни тьма,
И боль потери,
Переоцененною силой
Спешно
Растворенные двери.
.
В слезах своих
Я вижу ад.
В них вижу дно
Моей души.
На дне том тьма,
На дне том смрад
И обольщение впереди
И позади.
.
Я плакал горько.
Плакал годы,
Цепями немощи
Окован.
Я ждал терпения
От Бога.
И возвращался к плачу
Снова…

….
25 августа 2019 г.

СТРАХ БЫТЬ СВЕТОМ
Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя. (Мф.11,11) Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн. Он НЕ БЫЛ свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о Свете. (Ин. 6,8)
Душа моя! Не видишь ли ты, на фоне этих Евангельских двух цитат о Иоанне Крестителе, сокровенный смысл падений гордого мира? Кто из желающих посредством света ума своего достичь счастья (с Богом или же без Бога) не стремится к хорошему? Конечно же, многие, слушающие разум свой, желают блага себе и ближним. Но кто из них видит личную НЕПРЕРЫВНУЮ ЗАВИСИМОСТЬ свою от СОКРОВЕННОЙ духовной тьмы? И кто видит, что свет ума преобладающего большинства людей — ведёт во тьму бесконечной духовной ночи?!!
.
Неприятно видеть чужие падения.
Но ради блаженства Небесного, ради спасения своего, ради смирения и ради духовной безопасности своей, сердцу моему нужно свято хранить эту важную мысль: если даже больший всех пророков, Иоанн Креститель, НЕ БЫЛ светом, то что можно сказать о тех, кто видит в себе что-либо правильным и святым?
Я особенно стал бояться вступать в единомыслие с теми, кто считает себя способным на правильные мысли. Даже если кто из таких называет себя православными, я мысленно бегу от них; бегу, потому что знаю, что Правда Божия не только отвергает от Себя всех правильных, но она может духовно убить их. Не уничижает же Господь — лишь тех, кто стремится сокрушать свой дух, по возможности, непрерывно.
Многие утрачивают осторожность, потому что Огонь Правды Божией сжигает мысли гордых не всегда сразу, но Бог разрушает мысли и планы гордых неизменно!
Хочешь ли знать, гордыми были мысли твои или же нет?
Если расчёты твои разрушились — знай, не что-то другое, но именно гордость твоя, именно свет падшего ума твоего — предварил боль поражения твоего.
Все видящие в себе святое и свет — духовно сгорают!!!
Ужасно… но к гордому безбожию иногда по-особому бывает расположен именно тот, кто часто размышляет и говорит о Боге.
.
С благодарностью вспоминаю наставления духовника моего.
«Перестающий видеть грех в себе — уже упал»,
«Не молись без боли»,
«Более всего ослабляют молитву мысли, не ведущие к покаянию».
.
Некоторые ревнители веры ошибочно думают, что ищущий непрестанное сокрушение духа обязательно впадёт в уныние. Им трудно понять, что тот, кто не позволяет в себе видеть доброй и святой ни единую из своих мыслей, — тот более всего-то и получает от Бога как блаженства, так и устойчивого покоя. Но по возможности непрестанное покаяние видится для большинства наших современников ошибочно: или духовной прелестью, или оригинальничанием, или непосильным, или безумным, или же воспринимается как лицемерие и актёрство.
.
Думаю о судьбах людей.
Всматриваюсь в доводы тех, кто спорит между собою о религии.
Вдумываюсь в слова тех, кто то и дело напоминает мне о том, что я излишне много говорю о покаянии.
И предполагаю с печалью, что, невзирая на бесчисленные личные падения свои, большинство людей всё продолжают и продолжают УПРЯМО оставаться слепыми к тому, сколь глубоко и сколь НЕПРЕРЫВНО ДЕЙСТВУЕТ бесконечная и бесчисленная тьма именно внутри их самих.
С особой печалью думаю о тех, кто, считая себя верным Создателю, видит в других малограмотных пришельцев к Богу, и плачу… Плачу о себе и плачу о них, зная, что я точно так же наполнен духовной бесчисленной порчей — как и весь остальной мир.
С немалой опаской вслушиваюсь в слова тех, кто особо превозносит тех или же иных современных нам проповедников веры — потому что знаю: чистая правда Божия — удел лишь тех, кто умеет терпеливо молчать и по возможности непрерывно каяться. И эта правда Божия делает молчаливым не только уста кающегося, но правда Божия погружает в нерушимое блаженное молитвенное молчание почти все мысли человека.
.
Я знаю, что я не лучше пыли на дороге. Я знаю, что грех мой всегда был и всегда будет… МНОГО-МНОГО выше слабого понимания моего! Вот поэтому мне нужен Спаситель Иисус Христос, потому что грех разумнее, опытнее и тысячекратно сильнее меня. Вот почему мне нужен молчаливый Разум Христа и Его Непостижимое ко всем Милосердие, потому что ТОЛЬКО Молчание Божие побеждает во мне грех мой и делает недоступными для греха мысли и чувства мои.

Молитвы, прочтённые наспех, опаснее молитв непрочитанных, потому что наспех читающий {и наспех слушающий} могут обольщаться, что они совершают нечто Богоугодное…. Ведь они же на службу пришли, они пришли в храм к Богу.
Или, может, они пришли лишь к одеждам Бога?
Не получит душа благословения от святых, если она разрезана грехом на разрозненные части, если язык ума её говорит одно, а сердце наполнено другим. Если мысли и чувства человека не соединены Духом в единое целое, если он убит нечувствием — он труп для Неба.
Кто станет разговаривать с трупом?
Сам подумай…
Хочешь получить ответ от святых или от святого, к которому обращаешься, скажи ему (или им) прямо: «Я труп… нуждаюсь в исцелении, потому что не умею молиться». Скажи об этом не умом или вслух, но скажи это чувствами сердца и поверь мне… НЕВОЗМОЖНО, чтобы не услышал ты ответ от святых.
Сам увидишь, сколько света, сколь много Милосердия вольётся внутрь твоих мыслей и чувств, сколько Покоя, сколько Небесной Любви и Ласки получишь ты, если не поленишься каяться (по возможности непрерывно).
Ум твой успокоится.
Дух очистится от пустого и ненужного.
Тело почувствует Силу Неба, и Любовь Бога войдёт в сокровенную глубину твоих мыслей так сильно, что сможешь ли ты устоять перед Силами Небесных Даров кающемуся?
Ответ святых ты получишь не в словах и не в видениях, пришедших к тебе, но светом невидимым озарит дух твой и тело изнутри Бог.
Огонь Бога проникнет в такие сокровенные глубины твои, о которых ты прежде не подозревал даже.
КАК ПРАВИЛЬНО ВИДЕТЬ СЕБЯ
Хочешь правильно увидеть себя?
Слушай.
Правильно видеть себя просто и непросто одновременно.
Но слушай не себя и не свой ум, слушай не то, что рождает твой убитый гордыней ум из прочтённого тобой в святых книгах о грехе и о природе греха. Но сумей расслышать голос Бога внутри себя.
Если услышишь голос Духа Божия внутри себя, если сумеешь понять Его Язык, тогда научит тебя Бог плакать о себе самом точно так же непрестанно и бесконечно, как плакали о себе самих величайшие из святых.
Нет к Богу иного пути, кроме как через бесконечный (по возможности НЕПРЕРЫВНЫЙ) духовный плач о себе самом.

Старцы на Афоне, что пребывают под руководством духоносного наставника, — и те боятся духовной прелести. Но сколько же среди современных верующих таких людей, которые прочитают пару десятков книг о молитве — и прелести уже и не боятся…
Есть над чем задуматься, не правда ли?

Хочешь знать причину духовного неуспеха любого из людей?
Поверь, эта причина одна, и она проста как мычание.
Духовный неуспех наступает ЛИШЬ от маловерия Христову Евангелию и от недостатка в покаянии.
ПОКАЯНИЕ РАСКРЫВАЕТ ДУШЕ ВСЁ БОЛЕЕ И БОЛЕЕ ГЛУБОКУЮ ГРЕХОВНОСТЬ ЕЁ.
Вот… ты удивляешься, почему святые плакали о себе самих, находясь в пустынях, в удалении от соблазнов и грехов… Почему они плакали день и ночь?
Почему они (имея дары чудотворения и воскрешения мёртвых) плакали до последнего своего земного вздоха?
А я удивляюсь, почему мы, современные христиане, живя среди бездн греха, не плачем о себе?
Как же дух покаяния действует в человеке?
Он действует просто и непросто одновременно.
Прислушайся сам к себе, и ты увидишь в себе самом тайное, если Бог коснётся твоих чувств и мыслей.
Но… для того чтобы душа яснее могла услышать, как касается её чувств Бог, она должна смирить свой ум. Душа должна перестать слышать внутри себя свои бесконечные умничанья о Боге и о Путях Его.
ТАК О ЧЁМ ЖЕ ПЛАКАЛИ СВЯТЫЕ ОТЦЫ?
Святые отцы плакали о той БЕСКОНЕЧНОЙ немощи к добру истинному, что видели в своей природе, в природе {по глубине греховности бесконечной} общей каждому и любому из нас.
Так почему же ты, ежедневно чувствуя личную немощь к Божиему, видя разделённой, обездоленной, неусыновлённой Богу душу свою — не плачешь и не ищешь покаяния о себе самом все более глубокого?
…….
На самом деле, путь правильного (а раз правильного, то, значит, неизменно ВСЕГДА покаянного о всём в себе самом) духовного развития очень и очень прост.
Путь правильного духовного развития не требует начитанности… Он требует лишь честности по отношению к самому себе.
Он требует постоянства в молитве и в покаянии.
…….
Начитанность же…. она погубила и погубит ещё очень и очень многих.
Для тех же, кто в теме, искреннее чтение своего молитвенного правила (пусть даже утреннего, вечернего и к Причастию) легко может заменить не только всё добротолюбие, но и почти все то, что написано святыми отцами о молитве.
Нужен (по возможности непрерывный) молитвенный труд не над другими, но лишь над самим собой только.
В настоящее же время, многие избирают не молитвенный покаянный ежедневный личный труд над самим собой, но слушать (и читать) бесконечные проповеди о Боге.

Верующим невозможно стать за считанные дни или даже за пять-шесть лет труда над собой. Вера (и молитва) должны быть выстраданы всей своей жизнью. Вера приобретается не только при чтении книг и не только на богослужениях, но и в повседневности. Если вера оживает в тебе лишь раз в неделю, потому что ты в храм обязан идти, то это — не вера, а маловерие.
Бог требует от человека отдать Ему всего себя. Каждую минуту своей жизни — отдать Ему. Жить, работать, воспитывать детей и вообще всегда и всё делать нужно ТОЛЬКО перед Его Глазами.
Истинно верующий живёт и дышит Богом ежедневно и даже ежемгновенно, и нет человека счастливее в этом мире, чем человек верующий. И если уж кто несчастен, то считать себя истинно верующим ему пока ещё рано.

Любое из зол может возникнуть в человеке неожиданно. Этому удивляться не нужно. Даже помыслам богохульства внутри себя удивляться не стоит. С грехом нужно бороться, а не думать: «Откуда такое во мне?!» Однажды, около трёх лет назад, повлекло меня к женскому полу, хотя я женат, и жена меня вполне устраивает. Это искушение длилось почти два года и прошло само собой.

На службах, даже в алтаре, дьявол пытается по-разному осквернять мысли, делая попытки очернить веру в Таинства. Но Таинства — потому и называются Таинствами, что до конца постичь их даже святые Ангелы не могут.
Если грех возник в душе неожиданно — этому не нужно удивляться. Но если грех берёт власть над тобой и начинает владеть чувствами, то это уже не является случайностью, но говорит о том, что насилие греха возникло за доброе мнение о себе, за возношение над ближними или за осуждение их.

Всё Евангелие было непосильно исполнить даже величайшим из святых, но Бог ждёт от меня то, что мне по силам. Вот и принеси Богу, душа моя, посильную молитву, посильное терпение, посильную Любовь к Нему. Иного Бог и не ждёт от меня, зная, что я слаб. Но если взыщу Бога всем сердцем, Он может непосильное внутри меня взять на Свои плечи.
Чем же страшно то, когда время, которое мог бы посвятить Богу, я трачу на пустое? Это страшно тем, что Бог скажет мне на Суде: «У тебя была возможность спасти душу, но ты сам этого не захотел».
Не стремись, душа моя, к непосильному. Оно не от Бога, непосильное, даже если это пост, покаяние и молитва, потому оно и сломало духовно многих…

Но бойся не делать то, что обязан делать.

В мир молитвы высокой степени можно войти быстро. Иногда это происходит при встрече с земным праведником, рядом с которым ты почувствуешь себя как на Небе, и тогда дух молитвы перейдет к тебе от него. Господь может дать высокую степень молитвы в первый же год твоего прихода к вере. Но не стоит ожидать, что высокая молитва никогда тебя не покинет. Нужно настраиваться на другое. На то, что разбуженные молитвой страсти восстанут на тебя, и враг сделает жизнь твою безотрадной на длительное время. Следует быть готовым к тому, что дьявол станет заливать твою душу грязью, собранной со всей вселенной, и ожесточением к Богу. И эти мерзкие натиски могут длиться годами — до двадцати пяти лет. У меня время утраты благодатной молитвы равнялось семнадцати годам. Думал, не будет уже с меня никакого толку. Опустил руки. А потом молитва вернулась в другом качестве, и я забыл о рассеянии на молитве, забыл о мешающих мыслях во время обращения души к Богу. Наступило другое время, и началась другая жизнь.

Современным людям свойственно пренебрегать заповедью Иисуса Христа о любви к Богу всем сердцем, всем помышлением, всею крепостью и всем разумением своим, несмотря на то, что эта заповедь наиболее важная в законе и особо обязательна для всех. Заповедь эту не принимают из-за того, что она не оставляет человеку такого времени, в которое он мог бы расслабиться и не стремиться к своему Творцу.
Подсознательно люди вытесняют из самих себя слова, сказанные Иисусом Христом с предельной ясностью: «Возлюби Господа Бога твоего ВСЕМ разумением, ВСЕЙ крепостью, ВСЕЮ душою твоею». Из слов Христа ясно, что о Создателе нужно стараться помнить в каждое мгновение жизни, и если уж забылся (хотя и на минуту), нужно каяться в этом и впредь стремиться не позволять себе преступного забвения.
.
Иногда говорят: «Монахи пусть молятся, а у меня дети и работа. Если я стану день и ночь молиться, кто за меня мою работу делать будет?» И «не замечает» человек того, что любую работу, не связанную с явным грехом, можно делать с молитвой. Ясно, что заповедь о непрерывной любви к Богу очень и очень трудна на деле. Она так трудна, что даже в монастырях и в священнической среде сразу же после завершения богослужения начинаются едва ли не бесконечные разговоры о чём угодно, но не о Боге. Исправлять же нужно лишь себя самого. Других нельзя судить и, тем более, никого не нужно насильно толкать к Богу, потому что Богу нужны только добровольно идущие к Нему.

— Пост по средам и пятницам можно всю жизнь неправильно соблюдать, — услышал я от своего духовника в разговоре с кем-то.
— Как это? — спросили его.
— Первые христиане не ели вкусное в среду, потому что скорбели о предательстве Бога Иудой, а в пятницу скорбели о страданиях Божиих. Они не ели скоромную пищу от переполнявшей их скорби и передали этот обычай нам. А ты? Скорбишь ли ты о Боге? Если не скорбишь, то есть ли смысл от поста?

В поисках духовного перед нами зачастую встает выбор. Почитать книгу или послушать проповедь? А может, просто поразмышлять о Боге, о добродетелях и о спасении? Пообщаться с единоверцами в интернете или в реальной жизни? Но не лучше ли посвятить время самой молитве?
Конечно же, из всего перечисленного молитва — всегда полезнее.
.
Чрезмерное чтение может ослабить душу. Размышления о Боге, тем более, если вы погружаетесь в глубины богословия, порицаются святыми отцами, потому что при этом душа может лишиться простоты и молитвы. Общение православных в сети нередко складывается сложно, и вместо ясности рождает новые проблемы. Одна лишь молитва сразу же укрепляет душу и приводит чувства в спокойное состояние. Оно и правильно. Молитва — это тот самый ручеёк, который напрямую наполняет душу благодатью Божией.

Наставления о молитве не сможет правильно понять тот, кто не выстрадал личную молитву. Книги о молитве полезны, но без опыта молитвы они наносят вред, потому что люди, привычные к недуховному чтению, смотрят внутрь своего воображения и там пытаются найти ответы. Но молитва и воображение точно так же несовместимы, как несовместимы свет и тьма, пламя и вода. Молитва — это не физический мир, а совсем-совсем иной…

Правильную молитву невозможно объяснить словами и образами. Молитва — это действие Духа Божия, а Дух Божий, образов не имеющий, нужно вначале привлечь смирением ума. И Господь принимает от молящейся души не слова, а те чувства, которые человек испытывает, обращаясь к Богу. К тому же, и это непросто понять, молитвенные чувства не должны быть самонадеянными.

Сколько сектантов думают о том, что они уже спасены? Но мы знаем, что ни гордых, ни гордые молитвенные чувства Бог не принимает. Смирение даётся только тем, кто стремится жить в покаянии. И находят истинную молитву — лишь наиболее долготерпеливые.

Вера с лёгкостью вмещает то, что не может вместить в себя наш разум. Мы стремимся понять умом, почему болеют дети, почему мало святых на земле? Почему Бог молчит, когда душа мучается без слов вразумления от Него? Почему жизнь переполнена досадными неурядицами, бедностью, страданиями, ошибками, обманом, людьми, не расположенными к добру, и неверующими? Вопросов такого рода много, и разум пытается найти ответы. Но до тех пор, пока разум будет брать на себя непосильную для него ношу познания Путей Божиих — человек не сможет стать близким Богу. Не сможет, потому что не доверяет Создателю, потому что не научился нищете духовной. Иное дело — вера. Если человек верит в Благость Божию, его душа остается спокойной при любом повороте событий. Не равнодушной к страданиям ближних, но молитвенно спокойной.
Разум, покоряющийся воле человека, — неумолимо введёт его в суету и непокой.
Разум, покорившийся Богу, — поставит человека перед Блаженным Его Лицом.

Невероятное обольщение: думать, что покаяние — это просто. Покаяние — крайне сложный процесс. Оно требует от человека предельного напряжения всех его сил: интеллекта, совести, интуиции. Покаяние невозможно без духовного углубления, и КАЖДАЯ мысль человека и (в идеале) КАЖДОЕ его чувство должны быть омываемы непрерывным потоком благодатного покаяния. Бог должен омыть тебя всего Своими слезами, слезами Святого Духа. Это — вершина покаяния, и она — Божественная.
.
Почему же так мало в наше время тех, кто преуспел в покаянии? Причина в том, что многие ошибаются, считая это делом простым и посильным для человеческого духа. А ведь покаяние — это Божий дар, и вымаливается оно десятилетиями личных молитвенных усилий.

У каждого приходящего к вере первые годы духовной практики наполнены разного рода внутренней шелухой. Бог поначалу «не замечает» недостатков человека и даёт ему, по сути пустому и никчемушному, Свою Благодать, и многие на этом спотыкаются… Человек начинает думать: «Господь дал мне Благодать. Значит, я достоин её». Но это — самообман. Бог дал Благодать лишь для того, чтобы душа стала искать Его, чтобы поняла она разницу между настоящей жизнью с Богом и унылой безрадостной жизнью вне стен Божиего Небесного Града. А потом начинается очищение мыслей от шелухи… Боль, пот, кровь души, скорби, уход благодати на годы. Мало кто выдерживает это очищение, но тот, кто выдерживает, обновляется. И невозможно будет найти человека блаженнее его, потому что он бывает очищен Богом.

Правильная молитва — это не усилие воли, и она не является некой особенностью души, как, заблуждаясь, думают якобы одарённые колдуны или экстрасенсы, полагающие, что они имеют какой-то особый доступ к Богу.
Нет. Правильная молитва — это единение с теми молитвами, что произносятся на Небе. Правильная молитва — это Действие Бога внутри произволения человека, а не действие воли человека в самом человеке.
Воля человека поражена гордыней, и потому зачастую Бог человека не особо-то и слышит, но ВСЕГДА слышит Господь Себя в человеке.
В этом — смысл настоящего христианства. Волю свою пожертвовать Богу — тогда и чудеса станут доступны, и Небо откроется, и Бог примет, и не найдёшь ты человека счастливее, чем ты сам, ОТРЁКШИЙСЯ от воли своей.

Не знаю мысли коварнее и разрушительнее для правильной духовной жизни, чем предположение «я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь…» (Лук.18:11)

СЕДЬМАЯ ЧАСТЬ ДНЕВНИКА

ОБЩЕЕ ОГЛАВЛЕНИЕ ДНЕВНИКА

Написать письмо или оказать помощь автору