«Ад за кадром» глава четырнадцатая

Ад за кадром

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ Как молитва сама \с годами\ раскрывает в человеке всё более и более глубокие залежи окамененного нечувствия и личных немощей

Одним из свойств ада за кадром (мало кем вполне осознаваемое семя Адамова падения) является духовная смерть, непрерывно воюющая против жизни Духа.
То есть каким был человек до своего отпадения от Бога? Дух Святой жил в человеке и даровал ему здоровье, разум, силу, бессмертие по благодати, одним словом, всё благое в человеке поддерживал Бог. Бог был смыслом жизни. Бог поддерживал Любовь к Себе в человеке благодатью Духа. И для того чтобы мы могли хотя бы отчасти понять, в чём заключается духовная смерть, нужно постараться осознать и впоследствии пытаться по возможности непрестанно содержать в своей памяти суть той древнейшей трагедии, что произошла в Адаме… Дух Божий (частично) оставил человека, после чего внутри всякого человека враждебный падший дух (по учению Макария Великого) «не оставил неосквернённым ни единого чувства и ни единой мысли, но всю душу лукавый облёк в порфиру тьмы».
Именно в этой области и наступает \для большинства из нас\ наибольшее умственное затруднение… Неосквернёнными в нас не оставил дьявол ни единой мысли и ни единого чувства… Тогда как же мы можем яснее увидеть в себе личную духовную смерть, как можем осознать в себе ад за кадром?

Мы будем неумолимо и почти абсолютно слепы до тех времён, пока мы не поймём, что чувствовать в себе дыхание духовной смерти возможно лишь ПОСЛЕ молитвы и только лишь после того, когда ВПОЛНЕ отречёмся от суда над собой, чего на деле добиться всякому человеку очень и очень непросто будет и нелегко, потому что грех гордого суда обо всём и обо всех (в том числе и о себе) просто так ни от кого не отходит, но он мимикрирует, укрывается, ловко имитирует своё мнимое отсутствие и пускается на иные (несловесные) утончённые хитрости.
Молитва же сама \с годами\ может начать раскрывать в человеке всё более и более глубокие залежи окамененного нечувствия и личных немощей. Молитва может усилить в человеке его грубые и тонкие страсти. Молитва может по неволе привести душу к интуитивным догадкам, что её внутренние болезни ГОРАЗДО более серьёзны, более глубоки и сокровенны, чем человек мнил о себе до начала молитвенного подвига.

И, наконец, если уж кто проявит особое долготерпение в покаянной молитве, он сможет увидеть себя без остатка ПОЛНОСТЬЮ объятым тьмою ада, он может увидеть в себе неожиданную для него ПОЛНУЮ и ВЕЧНУЮ покорность всем видам греха без любого исключения. Он может увидеть, что в нём нет ни даже самой-самой малой способности к истинному добру, к истинному свету и ко всему правильному… Душа увидит, сколь она неумолимо слепа, сколь абсолютно глуха и беспомощна без живущей внутри неё благодати Святого Духа.
Таким образом душа может научиться потом уже… ни в чём, ни в самом-самом малом, ни в большом не опираться и не полагаться на свой ум, на свои молитвы и на свои чувства, сколь бы святыми и правильными человек бы всё своё в себе прежде не представлял. И здесь опять же есть тонкость…

Полное ненадеяние на себя (истинная нищета духовная) — это одна из наиболее трудно и НЕ СКОРО приобретаемая, редко встречающаяся в современном нам обществе добродетель.

Но так или же иначе, тщательная в покаянии в молитве и в изучении закона Божиего душа может научиться терпеливо ожидать Личные решения от Христа Бога. Душа может на трудном (и одновременно на блаженном) личном на опыте увидеть, что победителем духовной смерти внутри неё является не она сама, но Христос.
Процесс углубления зрения греха своего — это процесс всегда болезненный, всегда очень и очень нескорый, процесс, всегда наполненный множеством неприятных для человека неожиданных сюрпризов и горьких открытий… И очень мало кто выдерживает зрение полноты греха своего и чувствование полноты немощей своих; мало таковых, потому что смирение в общем-то современным нам обществом верующих и не ищется, но более ищется либо успех в молитве, либо успех в Богообщении или ищутся иные Божии дары (в частности, прозорливость, чудотворение или иное).
Но если уж какая душа прозреет на всю истинно бездонную глубину личного падения своего, и когда она увидит себя в падении полном, то такая душа мистически столь объёмно и ВПОЛНЕ откажется от всего своего, что она неизбежно перестанет задавать Богу вообще какие бы то ни было вопросы, но научится жить безмолвным мистическим вниманием к Блаженному Живому Молчанию Бога. Молчанием Бога душа может научиться питать как тело физическое своё, так и мысли, чувства, и сам дух.
Конечно же, это моё (поверхностное) описание механики зрения ада за кадром в себе не может быть полным в этой статье, если в последующей пятнадцатой главе я детально не коснусь природы и механизмов того, как ИМЕННО дьявол одевает порфиру тьмы именно на каждое МОЁ чувство, на каждую МОЮ молитву и на каждое МОЁ даже и самое искреннее покаяние.
О ложном свете во всяком человеке и о глубокой мистичности этого живого сатанинского «света» я буду говорить в последующей главе. Сделаю акцент на том, что ложный свет (духовная смерть) имеет ЖИВУЮ ангельскую природу. Буду говорить о том, каким именно образом сатана находит подход к душам людей и почему он остаётся за кадром, укажу на причины, почему большинство людей дьявола в себе не видят и почему не осознают его НЕ-ПРЕ-РЫ-В-НЫЕ пагубные действия внутри себя полностью.

ПЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

ОБЩЕЕ ОГЛАВЛЕНИЕ

Написать письмо или оказать помощь автору